shsh

О ситуации в Грузии с бездомными животными. Почему институты власти в стране продолжают хранить гробовое молчание по поводу открытого письма зарубежной журналистки?

Расшифровка текста: интервью Ларисы Володимеровой Игорю Цесарскому (радио Чикаго, 11 ноября 2019).

Здесь почти все, что было сказано ЛВ, - но без не менее значимого текста ведущего и без вопросов дозвонившихся в эфир.

Здравствуйте, Игорь, Сергей и радиослушатели, зрители.

Я не грузинка и никак не ангажирована, 30 лет не ездила в Грузию, с которой раньше был связан каждый интеллигент: это лучшие кино, живопись, литература, издания – «Литературная Грузия» и сборники, где и меня печатали, и сама страна потрясающей красоты, люди доброжелательные, прекрасные. Эти 30 лет живу я на Западе, а сейчас вернулась из Грузии и сразу обратилась к правительству.

Не буду рисовать страшных картин. Но если опубликовать привезенные видео и фото – то это настоящий концлагерь для животных, рядом с которым существовать невозможно. Ни одному туристу не посоветую туда ехать, пока ситуация не изменится.

А вот поименно те, кто мне не ответил, - народ должен знать своих героев:
Президент Саломе Зурабишвили (но она, говорят, ничего не решает), госпожа Бурджанадзе – то же самое, близкий Путину Бидзина Иванишвили (он как раз все решает, но речь о нем ниже), мэр Тбилиси Кахи Каладзе (ему письма точно передали), министр здравоохранения Цикарадзе, министр Давиташвили, премьер Георги Гахария, г-н Кахабер Кучава – это охрана окружающей среды. От господина Кучавы ответ пришел прямо перед эфиром, ждала три недели: «Комитет по охране окружающей среды работает над проектом; план строительства приютов уже стоит в повестке дня». – А то журналистка не знает, что на повестке дня у г-на Кучавы, и что там конкретно не так.

Не ответили также консул и посол Грузии в Гааге (с предыдущими в разные годы были отличные отношения, они радели о Грузии). Промолчало грузинское телевидение. Кстати, на весь парламент в открытом доступе только один электронный адрес, остальные пришли партизанскими тропами. То есть народ с просьбами и жалобами никуда обращаться не может.

Прочел, но не ответил и г-н Саакашвили, на которого я больше всего надеялась: хотя он не в стране, но связи-то сохранились. Меня удивило и порадовало, что все, с кем в Грузии я общалась, его любят и хвалят за первые 4-5 лет правления, когда он практически искоренил коррупцию в верхах. А вот господина Иванишвили все граждане, с кем общалась, ненавидят.

Неважно, что я член Международной амнистии и ПЕН-клуба с 91 года и написала 20 с лишним книг, - есть этика – отвечать на письма, да еще иностранке. А каково просителям с улицы?..

Зато мгновенно откликнулись голландские организации помощи животным. Моя дочь Алиса Володимерова сообщила им о происходящем, и уже через час стихтинг Диренноод – организация, 10 лет помогающая бездомным животным в странах третьего мира – предложила создать фонд, помочь собрать средства и объяснила, как именно они работают и помогают животным. То есть голландцы сделали то, что обязаны власти Грузии. Ведь мы приручили собак, охотиться сами они не умеют, а потом мы выбросили их на улицу и теперь за них отвечаем.

В Нидерландах брошенными в других странах животными занимается и семья известного режиссера Маши Новиковой, и специалист по лечебному дыханию Маша Котоусова, а из Женевы – сразу нашла меня спасающая в Грузии и вывозящая собак Ирина Зиньковски. Спасибо всем большое.

Особенно важны волонтеры в самой Грузии – такие активисты, как Нато Слепакова (как я понимаю, она жилье сдает, чтоб кормить и лечить больных животных, я видела в ее дворе подобранных после аварий и подлеченных собак). Тем же самым занимается Пикрия Нарушвили – талантливейший мастер по грузинской эмали. Слышала от активистов, что помогает начальник муниципального приюта г-н Ломджария, у него работают ветеринары.

Мы с водителем Шотой Магулария разработали технику, когда ездили по городам и горам. Он притормаживал на своей прекрасной машине при виде каждой собаки (а они все – доходяги, и это сотни животных), я бросала из окна сухой корм. Но большинство собак вообще не знают, что это еда, т.к. для них корка хлеба – лучший подарок, они грызут камни, песок и раскалывают грецкие орехи.

По всей Грузии ходят и ползают собачьи живые скелеты, на знаменитом курорте Уреки - особенно страшно. Большинство жителей рады были бы подобрать по паре собак, если б за содержание хоть немного платили. В мире эта практика давно отработана. Есть простые конкретные меры. Так легко принять пару законов!

- Дать надбавку тем, кто не просто берет собак с улицы, но содержит их подобающе. Так доплачивают за приемных детей в Европе.

- Запретить размножение и стерилизовать собак поголовно, чтобы пресечь смертельные болезни и вирусы (из-за которых животных не вывезти).

- Не позволять выбрасывать прирученных (так как за них мы в ответе).

- Запретить практикуемые собачьи бои; изымать животных у хозяев-садистов.

- Ввести черный список и не отдавать собак и кошек тем, кто прежде их мучил.

- Создать и усилить мобильные бригады помощи животным (не по уничтожению!).

Есть такая практика: ветеринары приезжают на места, делают прививки, стерилизуют и выпускают животных.

- Усилить контроль над ветеринарами и доплату врачам, проявившим себя в течение нескольких лет.

Все эти пункты выверены и согласованы с грузинскими организациями помощи животным и с волонтерами. Даже самые нищие жители Грузии, с которыми я разговаривала как журналистка, понимают свою ответственность перед бродячими псами, готовы их приютить (а если каждый возьмет по собаке, то бездомных животных на улицах просто не будет!) и не считают, что сначала нужно накормить людей, а уж после животных: это делается одновременно.

Мэр Кахи Каладзе по тв говорил о жестоком обращении с животными, о том, что нужен штраф, но этих слов мало, на деле ситуация не изменилось! Регионы вообще никак не подключены, законы действуют только по территории Тбилиси – когда можно позвонить по телефону экстренной помощи 112 в случае наезда на животное.

Есть в Грузии особая категория граждан, так называемые зоозащитники, но поскольку они всячески саботируют принятие нужных законов, то почти наверняка это связано с коррупцией власти: государству, в котором не действует страховая система, выгодно, чтобы денежные компенсации за насилие, аварию, укусы не вводились. Ведь то, что в цивилизованном мире оплачивает страховка, обязано компенсировать правительство! Так что не будем путать зоозащитников, которым часто дела нет до животных – и активистов, у которых совесть чиста и душа разрывается.

Если на собаку наедет машина – это не считается аварией. И если не сообщить полиции об аварии и бросить животное умирать, то наказывают только штрафом. Закон о наезде на собак был, - чтобы за это сажали. Но он не действовал и отменен.

Существует также проблема с шумом: связки собакам подрезать нельзя, а бездомных псов никто не воспитывал, потому в стране действительно стоит ночной лай что в горах, что в городах. Собаки по ночам выясняют свои отношения и передают информацию.

Я в Грузии встречала исключительно добрых людей, причем чем бедней – тем настоящей. Хотя сами они говорят, что злых стало теперь много больше.

Прилетев в Тбилиси, я увидела возле синагоги старушек с восемью кошками.

Пара старушек бьет кошек, чтобы на их содержание туристы больше давали, но другие действительно помогают и не бросают животных. От них первых услышала, что грузины не любят домашних животных и выбрасывают их на улицу. (Кстати, кошек в стране почти не видно, - не знаю, боятся ли они выходить или сожраны голодными собаками). Затем на Шота Руставели я увидела, как гей варит кофе в турку, а у ресторана лежит собака, и я зашла туда, так как раз лежит – значит, там ее кормят.

Официант рассказал, что недавно сам возил свою кошку в ветклинику, и что там громадные очереди: то есть грузины подбирают и лечат животных. К слову сама я не такой уж любитель всех собак: посмотрите, на моей руке остались следы от клыков бультерьера, я 4 года лечилась, - но мы же сейчас разговариваем не о питбулях! Нужно быть объктивными.

Затем я попала на рынок города Поти и увидела, как старик избивает палкой собаку возле помоечного контейнера. Я его пристыдила: вот Вы такой старый, мудрый, сильный – а бьете животное! Старик ответил растерянно: а кусать – разве можно?.. Собака цапнула его за штанину. Собрались продавцы, старику стало стыдно, и я им сказала: ведь если б каждый из вас или хоть через человека взял к себе по собаке, то некому было б кусать, проблема исчерпана, такое простое решение вопроса!

Важно сейчас не убить собак своей активностью. Запретить просто так убивать, возвести это в закон. Продают и собачье мясо в ресторанах, но не грузинам, - туристам, и есть такой ресторатор по кличке Собачник, он всю жизнь делает шашлыки, - и не он один.

Страшна даже не смерть животных. А сами страдания, жуткое состояние умирающих, доходяг. Открытые раны, вирусы, экзема, блохи на ранах, тотальный голод, заброшенность и ненужность. Зимой на курортах даже нечего пить, кроме соленой морской воды. Держатели отелей и магазинов не в сезон разъезжаются. Туристов нет, охранять уже нечего. А тех животных, которые промучаются осень, зиму и выживут, в начале мая увезут и уничтожат, как делают каждый год. – Чтобы туристы не видели!

На знаменитом курорте Уреки на фоне синего неба возвышается роскошный дворец Патаркацишвили, о котором еще при его жизни я писала статьи. И г-н Саакашвили много сделал для Уреки. Сегодня Иванишвили, как рассказывают жители, прибирает к рукам драгоценный песок и, наверное, хочет скупить первую линию приморских домов. Он выкопал глубокий ров для будущей аллеи (и, должно быть, мертвых собак), мест для туристов станет теперь вдвое меньше, т.к. летом там и так яблоку негде упасть, а деревья шторм смоет, как смеются строители. Собаки-доходяги особенно горько смотрятся на фоне дворцов, где олигархи кутили. И если б г-н Иванишвили оторвал немножко от этой бешеной суммы в пользу животных, то этим их спас бы, и его бы все благодарили.

Одна старушка в Уреки моет общественную уборную при забегаловке, чтобы кормить животных, и она мне рассказывала, что обычно у них 17 собак, сейчас уже 24 (эти стаи кружили рядом), и что завтра она уезжает на зиму, а все собаки погибнут. Домой без доплаты больше, чем есть, она взять не может. Старушка оборванная, голодная, зимой ей есть нечего, никакой работы не будет.

Представьте: загораешь на песке, глаза откроешь – над тобой стоят пять волкодавов: они еще не агрессивны, так как не понимают, что люди бросили их подыхать. Но если подкормишь, то главное – это вовремя убежать, иначе они не отпустят.

Таких смертельно больных животных не вывезти в массе, лечить их нужно на месте. Деньгами их не спасешь, нужны законы. Да, меня упрекнули другие туристы – ты что, переделываешь Грузию? В благополучной Голландии, где вообще нет бездомных животных?.. Конечно, трагедию можно и не видеть, особенно если глаза от чачи не просыхают. Но в 2020 году будут выборы, а сейчас страна заморожена. О фильме с геями спорят – но под ногами раненых не видят. В огромном и модерновом Батуми зашла я в магазин элитного корма Роял Канин, и там сказали, что на город у них 1 приют, 1 ветеринарша помогает животным бесплатно. И 4 разных приюта - в Тбилиси.

Да, это все происходит не только в Грузии. В Чечении, в Крыму, России, Греции, Румынии и т.д., по нарастающей. Но нас сейчас слушают очень многие в мире. Дорогие мои грузины, призываю вас включиться в проблему. Защитите честь своего народа и родины, как ни громко это звучит. Подтолкните правительство к действию.

Источник: www.facebook.com I РадиоБлог

www.InfoChechen.com - Facts News Analysis

 

.........................................