shsh

102476768432ДОКЛАД Сулейманова Джамбулата,
руководителя организации Барт-Маршо
о внутриполитической ситуации
среди сторонников независимости
Чеченской Республики Ичкерия.
13 декабря 2019, Страсбург.

Ас-Саламу алейкум!

Добро пожаловать, благодарю всех за участие в этом мероприятии.

Я, Сулейманов Джамбулат, являюсь руководителем политической организации Барт-Маршо, которая уже три года трудится в Европе стараясь оживить политический процесс среди сторонников независимости ЧРИ путем преодоления разногласий повлекших за собой стагнацию и препятствующих достижению единства консолидации всех политических сил. Сегодня по прошествии трех лет усилий мы пришли к необходимости поставить в известной чеченскую общественность о проделанной работе, выводах и решениях, к которым мы пришли. В связи с этим я подготовил этот доклад о внутриполитической ситуации среди сторонников независимости Чеченской Республики Ичкерия.

Начну с именем Всевышнего Аллаха.

Бисми-Ллахи-Ррохмани-Ррохийми!

В предисловии к докладу хочу обратить внимание на одно очень важное обстоятельство. Созданная чеченцами в 1991 году Чеченская республика Ичкерия возникла при уникальных обстоятельствах. Что это за обстоятельства? Когда какой-нибудь народ хочет создать собственное государство выйдя из состава другого государства, то по международному праву вступают в силу два закона. Первый это право народов на самоопределение. И второй это закон о территориальной целостности государств. Это значит, что выход какого-то народа из состава другого государства должен быть согласован и по обоюдному согласию. Только в этом случае можно надеяться на безболезненное достижение политической независимости. Многие народы не могут дождаться такой удачной ситуации, когда метрополия не против их выхода из состава единого государства. На наших глазах прошел пример Каталонии, которая попыталась приобрести независимость удачно проведя всенародный референдум, но власть Испании воспротивилась отделению и в итоге руководители Каталонии оказались за решеткой. Таких примеров в одной Европе несколько. В Бельгии – Фландрия, в Англии – Шотландия, Северная Ирландия, в Испании – Страна Басков и Каталония. А в Азии их тем более много. В мире есть как удачные примеры сецессии вроде Эритреи и Восточного Тимора, так и неудачные. Удачные примеры осуществляются как проявлением доброй воли что было Чехословакии, так и принудительно там, где возобладали геополитические интересы мировых держав.

Возвращаясь к нашей ситуации, положение чеченского народа таково что он не имеет в раскладе международной политики геостратегических союзников. Имей он их чеченский вопрос решился бы также быстро как в Восточном Тиморе и Эритрее. Но если опираться исключительно на международное право без оглядки на политические реалии, то такого безукоризненного примера сецессии, т.е. выхода из состава другого государства подобного чеченскому трудно будет найти, по крайней мере в ближайшей истории современного мира. Напомню, что указом первого Президента СССР М. Горбачева ЧИАССР была приравнена к 15 Союзным Республикам. Во-первых, после роспуска СССР главами трех славянских республик в Беловежской пуще ЧИАССР воспользовалась международным правом на самоопределение. Во-вторых, Чеченская Республика приняла свою конституцию на год раньше России и заявила о своих суверенных правах. Таким образом Российская Федерация чтобы воспротивиться волеизъявлению чеченского народа юридически еще не состоялась как государство, а СССР уже год как не существовал. Одним словом, у нас сложилась такая ситуация, когда, следуя международному праву бывшая метрополия не могла заявить свои права, а сам чеченский народ твердо и юридически обоснованно избрал путь на построение независимого государства и не подписал федеративный договор с Россией.

    положение чеченского народа таково что он не имеет в раскладе международной политики геостратегических союзников

Сходным с нашим нынешней ситуацией является пример Прибалтийских республик, приобретших независимость после развала Царской России и оккупированных СССР в ходе Второй Мировой войны. При развале СССР они автоматически приобрели статус независимых государств, так как с момента поглощения СССР не переставали заявлять о своих правах как незаконно оккупированных суверенных государств. Это произошло потому, что они ухватились за правовую базу своей независимости и формально сохраняли ее, будучи де-факто оккупированными странами.

Я привел этот пример для того, чтобы мы осознали за что мы сегодня должны бороться, и в этом заложена основная суть данного доклада. Сегодня наше право на суверенное государство, провозглашенное на законных основаниях незаконно попрано Россией, которая силой захватила Чеченскую Республику Ичкерия, и мы должны защищать это право. Когда мы говорим, что нужно защищать государственность, ее основу и легитимность нам необходимо понимать, что государственная основа не должна быть персонализирована и связанна с чьим-то именем, а состоит в праве на возврат оккупированного и незаконно аннексированного государства. Персона, первое лицо может погибнуть, попасть под влияние врагов, потерять разум. Основа государства, это его основной закон – конституция и другие основополагающие правовые акты. Вот что мы должны защищать. Не вечно конкурирующие ичкерийские псевдоправительства, а правовую документальную базу нашей государственной недвижимости, доказывающую что нас лишили ее незаконно, силовым путем. Формальное правительство от имени утерянного государства нас тоже могло бы устроить будь оно в единственном числе и благосклонно воспринимаемо всеми сторонниками независимости или пусть даже представленное разными ветвями власти, но действующими согласовано. В противном случае когда мы имеем дело не с ветвями власти, а несколькими вечно грызущимися между собой группировками от имени Ичкерии выставляющими нас перед миром на посмешище, тогда защита государства сводится исключительно к защите его конституционных основ, а не каких-то команд и имен. Это то, что мне хотелось бы сказать в предыстории. А теперь приступим непосредственно к докладу.

    государственная основа не должна быть персонализирована и связанна с чьим-то именем, а состоит в праве на возврат оккупированного и незаконно аннексированного государства

СОСТОЯНИЕ «ПРАВИТЕЛЬСТВ» ИЧКЕРИИ

Каково же нынешнее состояние наших многочисленных правительств? Наша конституция предусматривает только два этапа перехода исполнительной власти при чрезвычайных ситуациях до следующих всенародных выборов, это сам президент и, если что-то с ним произойдет заменяющий его вице-президент. Третий этап не предусмотрен, никто не предвидел столь сложное развитие событий. Как мы уже отметили защита государства, это защита его конституционного строя. Если третий этап законом не предусмотрен и не расписан, то заявляющий что выходящее за рамки этого правительство законно и легитимно противоречит нашей конституции. Никто не в праве это утверждать. Поэтому если сложилась такая ситуация, чем утверждать подобное лучше прибегнуть к другим методам представительства нашей государственности которые предоставляет элементарная человеческая логика, нежели поступать противозаконно. Потому что если, выходя за рамки закона утверждать, что только это правительство легитимно, то появляется другая группа, утверждающая тоже самое, появляется третья и между ними завязывается конкурентная борьба. И вместо того, чтобы защищать основы государства эти группировки начинают внутреннюю борьбу и в итоге мы терпим куда большую беду, потому что нарушается сам принцип защиты государства, по которому частные и партийные интересы не могут преобладать над национальными. Национальный интерес – это отстаивание правовой основы чеченской государственности. Вот что мы должны защищать. Хочу, чтобы вы осознали и отметили для себя этот главный принцип, с которым связан основной посыл доклада.

А что с нами случилось в поворотный этап новейшей истории? Когда ситуация в оккупированной Чечне крайне усугубилась неким людям оказывающим влияние на президента ЧРИ взбрело в голову расширить военный фронт вобрав все кавказские народы, мол первоочереден принцип физической защиты независимости, а затем можно будет решить, как быть дальше. Исходя из этого провозгласили Кавказский Имарат. Мне лично и тогда это решение виделось ложным и время доказало, что это было так. Но еще тогда отделяя от преступных идеологов Имарата я никогда не называл Докку Умарова агентом ФСБ и не одобрял тех, кто это делал. Он, пускай и ошибочно, искал пути выхода из сложившегося положения того времени. Чтобы выдворить врага за пределы государства изменение государственного строя вовлечением в борьбу кавказских народов ему показалось удачным предложением. Но факт, что это решение было безосновательным и преступным решающим его власть той юридической основы что была достигнута опорой на народ тогда, когда она реально распространялась на всю территорию Чечни, а не исключительно на блиндажи муджахидов. Ведь легитимность, это же поручительство народа. Не было поручительства от своих народов у кавказских муджахидов сколько бы их не участвовало на нашей войне, 100 или 200 они не могли поручить власть над своими народами Докке Умарову. Было неразумно ради иллюзорного Имарата отказываться от реального государства, созданного чеченским народом.

Но какой бы несуразной не было эта идея она овладела тогда лидерами сопротивления и была принята в рядах муджахидов. Они многие годы следовали ей, что в итоге обернулось катастрофой, потому что оборвала связь с народом и преемственность власти. После гибели всенародно избранного Президента ЧРИ Аслана Масхадова его сменил на законном основании как Вице-Президент Абдул-Халим Сайдулаев. В свою очередь А.-Х. Сайдулаев определил своим преемником путем назначения Вице-Президентом Докку Умарова. Здесь конечно же прослеживается некий отход от конституционных норм, так как А-Х. Сайдулаев не был избранным президентом. Но таким образом какой бы слабой она не была сохранялась формальная цепочка преемственности некогда избранной законной власти. Докка Умаров своими кардинальными реформами оборвал ее окончательно.

В этой ситуации Ахмед Закаев выдвинул свою инициативу для сохранения преемственности ичкерийской власти, путем поручительства от представителей муджахидов в Стамбуле и постановлением Парламента ЧРИ создав новый Кабинет Министров ЧРИ и сам став во главе его. Но с этим не согласился представитель Парламента ЧРИ за рубежом Ахъяд Идигов только из-за формальной проволочки того, что А. Закаев создал новый кабинет министров до официального указа Докки Умарова о роспуске ичкерийской власти.

Хотя давно был обнародован концептуальный труд идеологов Имарата «Размышления муджахида» и все знали, что антиконституционные изменения Доккой Умаровым уже запущены. К тому же А. Идигов стал обвинять и депутатов Парламента ЧРИ в предательстве А. Масхадова и в том, что они незаконными постановлениями подвели юридическую базу под антиконституционное правительство А. Закаева. И тем не менее после официального выхода указа-омры Д. Умарова об образовании Имарата Кавказ, сам А. Идигов образует Президиум Правительства ЧРИ. Так окончательно оформился явный раскол в самих ичкерийских рядах, помимо того, что руководство чеченского сопротивления в горах провозгласило Имарат, а чеченские нацпредатели создали пророссийское марионеточное правительство в Чечне.

А. Закаев который утвердился в должности Председателя Кабинета Министров ЧРИ обещаниями Парламенту ЧРИ быть ему подотчетным начал вести без его ведома преступные сепаратные переговоры с марионеточным режимом Кадырова. По крайней мере депутаты парламента утверждают, что это было так. Ахмед Закаев же заявляет, что действовал с их устного согласия. Но поручительных документов в подтверждение не имеет, что говорит или о неразумности и халатности А. Закаева в государственных делах или свидетельствует о сепаратном характере проведенных им переговоров без ведома Парламента ЧРИ. Это дело для разбирательства в суде.

Как бы там не было на основании этого происшествия Парламент ЧРИ издает новое постановление, в котором отменяет уже принятое старое о назначении А. Закаева Председателем Кабмина ЧРИ и принимает решение переложить всю полноту власти на себя, т.е. Парламент ЧРИ во главе с его Председателем Ж. Сараляповым. Ахмед Закаев не согласился с этим постановлением и вместо того, чтобы уйти в отставку издает свой премьерский указ о роспуске Парламента ЧРИ. На это правда не имеет полномочий ни президент, ни тем более премьер-министр (председатель кабмина), потому что депутаты наравне с президентом народные избранники. По ичкерийской конституции права парламента немного выше президентских и государственный строй Ичкерии можно характеризовать как парламентско-президентскую республику.

Такова нынешняя ситуация, с которой организация Барт-Маршо, вынуждена ознакомить чеченский народ, не найдя в течении трех лет отклик со стороны, позиционирующих себя властью Ичкерии трех сторон выслушать предлагаемые нами реформы. Мы предлагаем народу свое видение того, на чем основывается конфликт власти ЧРИ за рубежом. Есть три правительства, которые в идеале должны были бы представлять три ветви власти – исполнительную, законодательную и судебную. А в реале все обстоит ровно наоборот, не три ветви власти, а три правительства. Более того мы имеем даже Президиум Правительства ЧРИ, который не прописан в конституции. Да и премьер-министр не может функционировать сам без наличия президента, а именно так обстоят дела в кабмине А. Закаева. Наверное, в нашей непростой ситуации можно было бы ради дела закрыть глаза на эти несоответствия основному закону страны, если бы было единство в наших рядах в деле деоккупации Ичкерии. Но именно эти разногласия в верхах и сеют рознь в народе среди сторонников независимости.

ПОСЛЕДСТВИЯ ТРОЕВЛАСТИЯ

И вот теперь во второй части доклада поговорим о том, к чему привело троевластие возникшее в ситуации, когда доброе намерение наших политиков сохранить государственную основу Ичкерии столкнулось с их неспособностью договориться между собой, в какое состояние это ввергло наш свободолюбивый народ.

Во-первых, прежде всего это разочаровывает простого обывателя, осознающего себя рядовым гражданином Ичкерии, в самой идее независимости. В ситуации разрозненности руководства Ичкерии он теряет доверие к нему. Следом рушатся его надежды на какие-либо перспективы реального достижения независимости, разуверившись в дееспособности расколотого на три части правительства. И это можно сказать самое пагубное последствие ситуации, возникшей с 2007 года. Ведь легитимность – это власть, вверенная народом правительству при законности процедуры выборов, это доверие народа к своему правительству. А с разочарованием народа в правительстве, оно начинает растрачивать эту легитимность и власть приходиться удерживать силой оружия, подкупом влиятельных людей и другими махинациями. В то время как при доверии народа власть опираясь на него не прилагает таких усилий на самосохранение и направляет их на созидательный труд. Исходящая из народа и обратно уходящая в него корнями власть самодостаточна.

Таким образом легитимность как поручительство и доверие народа к власти мощная сила. Власти не имеющей ее приходится прилагать десятки и даже сотни крат больше усилий на самосохранение что обессиливает ее и такая власть становиться шаткой и ненадежной. Растрата доверия народа, вылилось в то, что, когда обыватель слышит об Ичкерии он спрашивает об какой Ичкерии ты говоришь Закаевской, Идиговской или Сараляпоской? И дополняет что вон еще Имарат существует, не говоря уже об продажной, но куда более реальной Кадыровской власти. И это та цена, которую платит чеченский народ за несговорчивость ичкерийских политиков в своих играх в правительства Ичкерии за рубежом.

Второе последствие. Международное сообщество в лице либерального Запада также разуверилось в способности ичкерийских политиков построить правовое государство и не рассматривает их как потенциальных партнеров в политике. Европейское содружество во главе с США единственная в мире сила, на которую чеченцы могли опереться в своей борьбе за независимость. Ведь мы понимаем, что не можем опереться на Восточные деспотические режимы мусульманских стран Азии, которые хоть и исповедуют с нами одну религию сами являются марионетками Запада и не имею своего собственного политического веса в мире. У них нет даже одного голоса в Совете Безопасности ООН. Не имея никакой политической воли эти страны не могут быть нам полезны в приятии международных решений относительно нашего будущего. Но мы также видим, что Запад очень щепетилен в подборе политических партнеров. У него работают институты, направленные на этнографическое и политическое изучение регионов мира. А также западные спецслужбы и аналитические центры в отчетных записках своим правительствам доставляют самую свежую информацию о умонастроениях народов и состоянии дел в тех или иных политических кругах стран мира. Они, разумеется, видят, что у нас три правительства и нет единства, что у нас отсутствует договороспособность даже внутри сторонников одной политической идеи, что мы не в состоянии до конца придерживаться собственного основного закона страны.

И таким образом все опять упирается в легитимность, хотя это очень болезненный для всех трех правительств вопрос. Ведь если не быть способными или до конца честно соблюдать закон собственной страны или же идти на уступки друг другу в обход его трудновыполнимых статей в чрезвычайных, непредвиденных ситуациях, то это повод для этих стран призадуматься можно ли говорить с такими политиками о каких-либо долгосрочных политических проектах. Повод призадуматься можно ли надеяться на соблюдение ичкерийскими политиками международных обязательств при заключении политических союзов или экономическом субсидировании гипотетически независимой Ичкерии, когда они не способны договориться даже между собой. Известно, что сомнительные экономические проекты не финансируются. А к политическим проектам на Западе относятся куда серьезнее, так как экономика зависит от политической стабильности.

Разумеется, Запад не вкладывается в неперспективные политические проекты. С чего бы Западным странам поддерживать наши разрозненные и недоговороспособные правительства, за которыми не стоит народ? У них достаточно очевидных оснований чтобы не делать столь опрометчивого шага. И на фоне всего вышеперечисленного становиться отчетливым ложь наших правительств и пускание пыли в глаза простому чеченскому обывателю уверениями в том что при изменении ситуации в России Запад готов поддержать их для утверждения их власти в Чечне. Почему это ложь? Да потому что такого просто не может быть. Верить в эту ложь равнозначно вере в то, что Западные страны не имеют вышеперечисленных институтов, аналитических центров, спецслужб и напрочь лишены политического прогноза. Возможно ли поверить в такое? Разве может разумный человек поверить в такое? Это всего лишь миф, созданный для упрочения своего положения в умонастроениях чеченского обывателя, преступный блеф псевдоправительства. И эта пагубная ситуация не измениться до тех пор, пока мы не сядем и не обсудим эту проблему, не придем к согласию и одному знаменателю сведя в единое целое наше правительство. Необходимо это осознать.

Далее. Видели ли вы сионистский символ в виде змеи, пожирающей свой хвост? Любой символ – это отображение какого-либо явления присущего нашей действительность. Упомянутый символ отображение самопожирающей и нежизнеспособной социально-политической системы, не имеющей механизмов производства и дальнейшей трансляции действий для реализации поставленных задач. То есть символ губительной, бесперспективной политики, обреченной на самоуничтожение. И вот теперь описанную картину наших правительств можно смело назвать по аналогии с приведенным символом системой самопожирания.

Во-первых, потому что они, полностью зачистили ичкерийское политическое поле от инициативных политиков, не потерявших совесть. Каким образом? Вот, к примеру, когда три года назад наша организация Барт-Маршо начала свою инициативу по примирению правительств и попросила помочь в этом деле старых, авторитетных политиков, занимавших некогда в Ичкерии высокие государственный должности таких как Сайд-Хасан Абумустимов – вице-президент при Зелимхане Яндарбиеве, Апти Бисултанов – вице премьер-министр при Аслане Масхадове, префект района Ильмади Шайхиев, депутаты парламента Махмуд Бибулатов, Ахмед Мальсагов, Мате Цихесашвили, тогда мы увидели что эти люди никак не хотят соприкасаться с этими правительствами. Они прямо заявили, что их сердца и элементарная человеческая мораль не способны выдержать гнусных методов этих политиков, которых они не гнушаются относительно своих оппонентов.

Во-вторых, потому, что, зачистив политическое поле от людей чести, эти правительства выдвигают взаимные обвинения друг против друга в предательстве и работе в интересах России, компрометируя и саботируя саму власть ЧРИ, которая каждой стороне видится исключительно в своем лице. Детальное раскрытие сути их взаимных упреков в политической деятельности и серьезных обвинений в государственной измене заняло бы много времени и потому у меня нет таких намерений. Но я хотел, чтобы вы поняли, что они вовсе не шуточные. Если же кто-то вздумает отрицать факт подобных взаимоотношений в нынешнем формальном руководстве ЧРИ, то существует расследование Барт-Маршо, в котором помимо вопроса легитимности рассматриваются и взаимные обвинения трех правительств в предательстве и расхищении государственных средств, в клятвопреступлениях.

Когда я летом этого года объявил о намерении зачитать данный доклад то все три стороны всколыхнулись думая, что доклад будет о легитимности правительств, мол этим ты намереваешься опозорить нас на весь мир обнародовав наши внутренние разногласия и поставить под сомнение легитимность нашего оккупированного государства. Организация Барт-Маршо ни одним своим действием никогда не ставила под сомнение легитимность Ичкерии. Напротив, мы намерены защитить основы нашего государства которые нарушили те, кто создали три конкурирующих правительства и сами позорятся на весь мир взаимными обвинениями и бесконечными склоками. И в подтверждение правомочности наших действий как общественно-политической организации у нас в наличии подтверждающие документы от собраний уполномочивших нас вести нашу деятельность.

В-третьих, эти правительства саботируют новые набирающие политическую силу патриотические организации вроде ОПД «Свободный Кавказ», чеченские добровольческие батальоны имени Джохара Дудаева и Шейха Мансура, организация «Барт-Маршо», а также отдельные личности как ставшие шахидами Иса Мунаев и Амина Окуева, ее муж Адам Осмаев, Сайдулаев Мансур и его благотворительный проект «Вайфонд», Тумсо Абдурахманов, т.е. все новые политические силы лишь потому, что они не находятся в прямом структурном подчинении им. Также боясь себя скомпрометировать контактами с лидерами военного крыла, наши правительства не смогли найти общий язык с Асламбеком Вадаловым, Тарханом и другими влиятельными эмира чеченского сопротивления ни в то время когда они находились в чеченских лесах ни после того как они покинули территорию Чечни.

Это явная политическая близорукость наших правительств. Они вместо того, чтобы искать контакты, вместо поощрений путем добрых напутствий и может быть посильной финансовой помощи, вместо направления в единое русло вступили в прямую конфронтацию обвиняя в работе на ФСБ с военным крылом реально защищавшим страну и вышеперечисленными здоровыми политическими силами популяризирующими тему независимости Ичкерии. Чего стоили огромный, самый большой в мире Ичкерийский флаг, развернутый в центре Киева Аминой Окуевой и начатая ею, серия передач про ичкерийских президентов. Это и есть система самопожирания, с явными признаки атрофированности политического мышления и провидения, когда они в упор не видят потенциальных союзников даже во внутриполитических отношениях, чего уж говорить о внешней политике, до которой эти так называемые правительства явно не доросли.

    эти правительства саботируют новые набирающие политическую силу патриотические организации лишь потому, что они не находятся в прямом структурном подчинении им

В связи с этим возникает вопрос. Каково политическое видение и истинная цель так называемых ичкерийских правительств? Защита государственных интересов при поддержке политических сил, борющихся за возрождение идеи независимости Ичкерии, ушедшей было в небытие или же защита монополистических интересов своих групп, позиционирующих себя правительствами? Такова практическая схема системы самопожирания этих правительств на примере символа змеи, пожирающей собственный хвост. В итоге разочарования как внутренних, так и внешних политических сил в разрозненном руководством Ичкерии и туманности его практических перспектив мнение просто чеченского обывателя проживающего в Европе постепенно склоняется в сторону марионеточной власти в Чечне которая хоть что-то делает для благоустройства населения. Таким образом претендующие на преемственность Ичкерийской власти три наших правительства призванные бороться за независимость Чечни в результате бескомпромиссной конкурентной борьбы истекающей, по сути, из политической беспринципности своими действиями способствуют укреплению в Чечне пророссийского марионеточного правительства Кадырова.

Так оценивает наша организация Барт-Маршо реальное положение дел тех трех групп что позиционируют себя властью Ичкерии. Их действия привели к полной политической стагнации сторонников независимости, тем, что зачистили ичкерийское политическое поле от старой команды политиков и препятствую зарождению новых политических сил. Приходится констатировать тот факт что правительство в таком разрозненном формате, не только не выполняет своих непосредственных политических обязательств, а напротив тормозит политический процесс став практическим ступором и причиной крушения надежд простых чеченцев на реальное достижение независимости в обозримом будущем, демонстрируя профнепригодность и неспособность адаптироваться к внешним изменениям адекватно реагируя на вызовы нового времени. Каждое из трех правительств и их лидеры, называя себя единственно легитимной властью ЧРИ застряли в прошлом, в неумном желании быть единственными наследниками великой истории, сотворенной героями Ичкерии.

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ БАРТ-МАРШО

Я упомянул про расследование Барт-Маршо легитимности правительств Ичкерии. Мы, я и мои товарищи из нашей организации решили, что не стоит в данном докладе раскрывать эту тему, так как она очень щепетильна и на наш взгляд чеченское гражданское сознание еще не готово понять и принять многие государственно-правовые аспекты данного расследования. Развернутое раскрытие данного расследования способно лишь внести еще большую неразбериху и сумятицу в осознание простым обывателем истинного положения нашего политического состояния. Также это станет причиной очередных еще больших инсинуаций наших правительств пользуясь политической необразованностью простого большинства. Мы и так столкнулись с их манипуляциями общественным сознанием по поводу неопубликованного расследования прибегая к домыслам и нагнетая несуществующие страхи по поводу незыблемых государственных основ неизменно соотнося их именно со своим правительством, одним из трех «единственно легитимных», которые якобы подтачивает своей деятельностью Барт-Маршо.

После конференции организованной Барт-Маршо ко Дню Независимости 6 сентября 2017 года, была проведена многосторонняя встреча с представителями чеченской общественности из разных стран Европы которая приняла резолюцию поручающую 7-ми членам Барт-Маршо провести расследование по легитимности трех сторон позиционирующих себя правительствами ЧРИ. Это ответ на вопрос почему вы общественно-политическая организация провели данное расследование, когда вы не являетесь Конституционным Судом, кто вас уполномочил? Независимое расследование может провести любая организация и даже частное лицо, тем более если это расследование поручено представительным собранием. Но в отличие от решения суда, решение частного расследование не обязывает к исполнению, а носит информативный характер, но может повлиять на пересмотр существующего положения вещей.

Решение не публиковать результаты расследования также принято не участниками комиссии в частном порядке, а на Расширенном заседании 26 ноября 2017 года которое было более представительным чем многосторонняя встреча поручившая Барт-Маршо провести это расследование, с участием представителей Парламента ЧРИ, чеченских добровольческих батальонов в Украине, других именитых лидеров чеченского вооруженного сопротивления находящихся в Турции. Конечно же прежде всего мне лично как лидеру группы расследования стало очевидно что в данный момент нельзя публиковать результаты превысившие все ожидания и поэтому чувствуя ответственность за взятые обязательства было созвано Расширенное заседание, которое приняло решение не публиковать их, что сняло с нас ответственность за это. Тут не вопрос политической нерешительности группы расследования, как попрекает нас этим Ахъяд Идигов, а вопрос политической целесообразности.

Хотя вопрос не столь катастрофичен как нам казалось при завершении расследования два года назад, что выяснилось на протяжении года в частных беседах по всей Европе при подготовке учредительного съезда Ассамблеи Чеченцев Европы прошедшего год назад. Выяснилось, что нет почти ни одного члена старой ичкерийской политической команды, который не понимал бы что легитимность наших трех правительств писана вилами по воде. Но ситуация в мире, оккупированная родина и прежде всего низкий уровень политического мышления чеченского обывателя не способствуют детальному обсуждению этого вопроса. В принципе ничего секретного в нем нет для интересующихся им. Основной закон Ичкерии, его конституция и государственные правовые акты в открытом доступе. Так что любое заинтересованное лицо при желании и обладании хотя бы элементарными знаниями в государственно-правовой сфере сможет самостоятельно прийти к аналогичным результатам.

Самое опасное в вопросе легитимности нас ожидает в будущем, когда ею как нашей слабой стороной при ведении переговоров не примнёт воспользоваться противная сторона, то есть Россия и ее приспешники из числа чеченцев. Поэтому этот вопрос должен быть окончательно решен загодя, так чтобы в правовом поле у нас не было никаких изъянов. До 2007 года Ичкерия всегда была безупречна в этом отношении, и никто не мог к ней придраться в правовом вопросе. Мы все ждем этого дня, но никак не готовимся к нему. Мы не готовы к нему ни безупречной опорой на собственный закон, ни единством, ни выработанной политикой на будущее. Именно этим озабочена наша организация Барт-Маршо. И это ответ тем, кто спрашивает о целях нашей деятельности.

Немного истории. Изначально Барт-Маршо не ставила таких задач и не задумывалась как отдельная политическая организация, она виделась ее лидерам-основателям как молодежная группа призванная подпереть собой и усилить правительство ЧРИ с целью преодолеть разрыв поколений и установить преемственную связь в политических кругах. Но при практическом осуществлении этой затеи сначала обнаружилась неспособность трех правительств взаимодействовать с людьми доброй воли. А дальнейшее развитие событий доказало и политическую несостоятельность, выявило откровенную бутафорию и отсутствие программных действий. В этих условиях спустя полгода было принято решение уже собранную группу переформатировать в общественно-политическую организацию. Она получила название Барт-Маршо, означающее на чеченском Сплоченность/единство/согласие-Свобода и отображающее ее системную программу. А еще двумя месяцами позднее собственную символику, три волка на фоне ичкерийского флага, где волк символизирует свободу, а стая – сплоченность. Затем была составлена программа действий по преодолению политического кризиса.

Такова эволюция добровольческой группы, созданной для помощи правительству в самостоятельную политическую силу. И главный принцип, заложенный в основу ее программных действий, это неукоснительное следование и служение национальным интересам. Если когда-нибудь каким-нибудь образом Барт-Маршо станет возвышать свои партийные интересы над национальными, то организация, следуя этому неизменному принципу надлежит незамедлительному роспуску. Именно возвышение личных и партийных интересов над национальными привело чеченский народ к сегодняшнему плачевному состоянию.

При переходе от добровольческой группы к политической организации и закладке программных основ Барт-Маршо помимо прочего я во избежание повторения очевидных ошибок наших предшественников постарался определить основные недостатки политики чеченских правительств. Таким образом возникла моя докладная записка под названием «Основные качества политика-лидера» в том смысле что эти качества, остро востребованные для современных ичкерийских политиков.

Первое это политическая прозорливость. Без нее политик априори не может заниматься политической деятельностью. Политик-лидер должен направлять народ. А для того, чтобы направлять он должен сам видеть возможные пути развития событий и иметь политическую интуицию, основанную на симбиозе знания, опыта, индивидуального восприятия времени и действий. Лидеры нации такие как президент, председатель кабинета министров, спикер парламента – это люди-локомотивы и просто обязаны обладать политической прозорливостью. Это очень важное качество для политика. Если же в нем отсутствует данное качество, то история если и сохранит воспоминание о нем лишь только как пример неудачного политика.

В связи с этим вынужден начать критику лидеров существующей политической системы Ичкерии. К великому сожалению ни один из них не обладает политической прозорливостью. Обладай они им смогли бы понять, что главная задача данного политического момента – это преодоление политического раскола, куда более насущная нежели формальное сохранение преемственности властных структур. Они мало того, что не видят этого, но в своей политической слепоте каждый уверен, что именно он хранитель преемственности и не готов уступить ни на йоту другому в этом вопросе. И тут мы подходим к раскрытию второго недуга наших политиков. Это недоговороспосбность.

Договороспособность это то качество, без которого политик не может называться политиком, без которого политический процесс просто вытолкнет его на обочину политики. Без умения находить компромиссы с оппонентами и заключать союзы невозможно успешно вести политику. Бескомпромиссный и недоговороспособный политик также бесперспективен. И это важное качество также в принципе отсутствует у лидеров всех троих правительственных групп.

Третье наиважнейшее качества политика-лидера – это наличие политической воли. Политик должен иметь волю принимать непопулярные решения, когда этого требует политическая целесообразность. Да, политика должна быть основана на принципах. Но принципиальность часто путают с упертостью и ограниченностью кругозора, зацикленностью на интересах группы, партии. И также политика не должна быть оторвана от народа, но все же не ориентирована на настроение толпы. Нужно иметь политическую волю чтобы принимать непопулярные решения вопреки мнению близкого окружения которые стали вещью в себе или же мнению масс находящихся в плену предубеждений. Политическая воля всегда сопряжена с рисками. И политик-лидер должен быть к ним готов, осознавая последствия в случае провала, но понимая необходимость кардинальным мер, когда ситуация зашла в тупик.

Все мы помним, к примеру, случай с митингом на Театральной площади. Ближайший круг отговаривал Джохара Дудаева от посещения этого собрания противников действующий власти, мотивируя тем, что организован он российскими спецслужбами и в толпе много вооруженных провокаторов, что они не вправе рисковать первым лицом государства. Но Джохар ответил, что на митинге обманутая Россией часть его народа, за которую он также ответственен и что если не обратиться к ним сейчас и не постараться образумить, то последствия могут быть еще более печальными. Вот пример политической воли истинного лидера, в котором решимость исходящая из чувства ответственности за судьбу народа в критических ситуациях выше вроде бы благоразумных советов ближнего окружения и страха риска за последствия принятого решения.

Почему я затронул данную тему? Конечно же прежде всего это критика, направленная на избежание в будущем подобных ошибок. Но отсутствие необходимых для политика лидерских качеств у руководителей трех правительственных групп обозначено в этом докладе не просто ради критики, а имеет цель раскрыть причины настигшего нас кризиса приведшего к стагнации всего политического процесса деоккупации Ичкерии.

Мы говорили о нюансах провозглашения Имарата Кавказ, условиях и причинах. Пусть это была ошибка, но тогда так думали и решили те, кто в горах. Возможно, это была провокация российских спецслужб против Ичкерии. А может они просто использовали возникшую ситуацию в наших политических кругах и в политическом мышлении. Мы не можем без доказательств утверждать ни первое, ни второе. Мы можем только предполагать. Для меня как для историка-этнолога и политолога с самого начала было очевидным что это тупиковый путь и провальный проект. В доказательство тому, что это не голословное заявление мои статьи того периода. Как бы то ни было факт, что Имарат Кавказ принес нам колоссальный ущерб. Но в итоге, когда он рухнул у команды А. Закаева наступила эйфория, подобная эйфории, охватившей чеченский народ после победы в Первой войне. И это привело к тому что Ахмед Закаев вкупе со своей командой перестал считаться с мнениями политических оппонентов, считая что лично он выиграл в идеологической борьбе с сетевой организацией Имарат Кавказ, когда на самом деле вся его «борьба» сводилась лишь к двум пунктам.

Первое, это утверждение что ИК проект ФСБ, а сам Докка Умаров (пусть Аллах примет его шахаду) агент ФСБ. Второе, в силу ли личных амбиций, как утверждают некоторые оппоненты А. Закаева или нет, без разницы, создание кабинета министров для сохранения преемственности власти ЧРИ. Политик может себе позволить тщеславие и амбиции если они во благо нации, а не в ущерб национальным интересам, пусть будут. Все! На этом борьба А. Закаева с Имаратом заканчивается. Да и не мог он что-то еще противопоставить Имарату так не имел никакой идеологической и научно-политической подготовки для борьбы с таким мощным идейно-политическим вызовом.

Вся основная тяжесть идеологическая борьбы с Имаратом Кавказ легла на самих носителей идеи исламской реформации и ревизионизма, условно говоря ваххабизма как проще для понимания обывателя. Именно они повели идеологическую борьбу против Имарата как положено на основе исламской науки. Их много пожелавших остаться безвестными, но один из не скрывавших свое имя это Фарукь из Курчалоя, а также, разумеется, амир одного из подразделений ЧРИ Арби Явмирзаев много лет обучавшийся шариатским наукам. Ими с опорой на фетвы больших, мировых ученых ислама должным образом была оспорена ересь Имарата на идеологическом уровне. А на политологическом уровне во главе борьбы с Имаратом еще до его провозглашения с 2005 года когда был создан концептуальный труд «Размышления Моджахеда» как его идейная основа встал лично я с публицистической деятельностью развенчивающей эту вредоносную идею.

Поэтому сегодняшние попытки исходящие от правительств претендующих на исключительное право защитников Ичкерии, смешать Барт-Маршо с идеологией Имарата Кавказ предпринимаемые лишь из-за нежелания ответить на его призыв к единству и опоре исключительно на незыблемые основы государства также безосновательны, как и безуспешны. Ведь во главе этой организации один из первых идейно-политических оппонентов Имарата, а в ее составе те, кто опровергал ересь этого авантюрного проекта. Да есть в составе нашей организации и те, кто в годы Имарата, защищал родину с оружием в руках и подчинялся его военно-политическому руководству. А как же иначе, что еще должны были делать рядовые? Лидеры нашей организации еще до ее создания работали с молодежью по ее дерадикализации чтобы она не попала в лапы ИГИЛ, поэтому они с нами. Если для нас это была добровольная инициатива, то для правительств ЧРИ прямое обязательство, которое оно просто проигнорировало, бросив молодежь на произвол судьбы в лапы губительных идеологий. Но в наших рядах куда больше тех, кто всегда стоял на государственных позициях ЧРИ защищая родину в составе подразделений джамаата Фатхи, Басаева, Гелаева, Радуева и многих других кто всегда были верны идее чеченской независимости.

Таким образом я постепенно подходил к ответу на вопрос что за организация Барт-Маршо. Когда она создавалась задача была предотвратить вовлечение чеченской молодежи в очередной псевдогосударственный авантюристский проект подобный Имарату Кавказ и ИГИЛ, который поглотил тысячи чеченских пассионарных юношей и даже их семьи. Цель Барт-Маршо была мобилизовать чеченскую молодежь для поддержки в вопросе деоккупации Чечни правительств Ичкерии, чьи разногласия нам казались тогда поверхностными и несущественными исходя из того, что все они придерживаются позиции независимого чеченского государства. И в силу большей ангажированности лидером ичкерийского движения нам конечно же виделся Ахмед Закаев со своим кабинетом министров. Организация не имела своих собственных политических целей и просуществовала без названия и незарегистрированной более полугода.

Первой массовой общественной акцией проведенной группой еще не ставшей политической организацией Барт-Маршо явился митинг 23 февраля 2017 года в Страсбурге собравший тысячу участников. Кстати, это самый массовый митинг за всю историю чеченской диаспоры в Европе. День депортации чеченцев и ингушей в Казахстан и Среднюю Азию был выбран неспроста. Это знаковое событие, служило самым подходящим историческим мотивом для консолидации разрозненной чеченской диаспоры в Европе. Перед депортацией наш народ был также разрознен как сегодня, и трагедия сплотила всех перед угрозой полного физического уничтожения. Тем более на фоне запрета марионеточным режимом отмечать данную трагическую дату в Чечне массовый митинг в этот день мог вселить надежду и в сердца чеченцев на исторической родине.

Естественно, нам думалось что противодействие данному митингу будет прежде всего со стороны кадыровского режима. Но каково было наше удивление тем препонам, которые нам чинили со стороны кабмина А. Закаева лживым указом, приписывающим себе подготавливаемое нами мероприятие и муссированием сплетен, которые могли поставить под сомнение уставшего от дрязг ичкерийских правительств обывателя что это митинг независимой стороны, что в свою очередь могло повлиять на массовость данного мероприятия. А планируя митинг именно на массовость был нами сделан акцент чтобы сломить ситуацию апатии чеченцев к общественно-политической деятельности. Удача выполнения этой задачи должна была быть желаема и кабинетом министров так как благотворно сказывалась бы на весь ичкерийский политический процесс. Но на деле оказалось, что партийные интересы брали вверх над национальными и это была шокирующей новостью для нас.

Членам будущей организации Барт-Маршо понадобилось более полугода чтобы сориентироваться в действительности обнаруженной в ходе практической работой и перестроиться соответствующим реальной ситуации образом. При этом, наша группа, приобретя реальные очертания отдельной политической организации не вышла на путь конфронтации и очередной конкурирующей группировки с правительствами, исключительно благодаря изначально заложенному в основу нашего объединения принципу преобладания национальных интересов над партийными. Нет! Напротив, стала выяснять корни разногласий и искать пути практической консолидации, консультируясь со всеми заинтересованными и независимыми сторонами.

К примеру после майской конференции 2017 года, организованной А. Закаевым произошел конфликт с независимым общественным деятелем Мансуром Сайдулаевым из-за неприличествующего чеченским и исламским нормам поведения членов кабмина и их гостей. Для меня и моих товарищей подобное поведение на уровне представителей народа, разумеется, также было неприемлемо. Но мы не стали выносить дискуссию по этому поводу на всеобщее обозрение, а высказали все по телефону лично А. Закаеву. При этом более танцев осудили преступное выступление С.-М. Хачукаева, просили дать объяснение нам и следом всей чеченской общественности по поводу его преступных заявлений. Занимая таким образом нейтральную позицию Барт-Маршо в этой ситуации, все же оказалась жертвой взаимных упреков двух сторон.

Следом произошло следующее событие. На конференцию ко Дню Независимости ЧРИ организованную 6 сентября 2017 года Барт-Маршо несмотря на то, что были приглашены все желающие и уж тем более представители трех правительств ЧРИ, не явились представители А. Закаева, но были представители парламента и пришел лично сам А. Идигов. В итоге Барт-Маршо было поручено разобраться в легитимности трех сторон. После данного случая закаевской стороной была демонстративно отключена прямая телефонная связь с нами и переговоры с ней по сложности процедуры напоминали межправительственные.

Положа руку на сердце, могу сказать поклявшись именем Аллаха, что Барт-Маршо после этого не изменило своему главному принципу не ставить партийные и личные интересы выше национальных и принимало участие во всех мероприятиях полезных идее независимости ЧРИ. И это независимо от того, кто их организаторы единомышленники или те, кто неожиданно стали нам оппонентами, будь то участие в акциях Сайд-Эмина Ибрагимова, вице-премьера А. Закаева, или же в акциях ВайФонда Мансура Сайдулаева. Вот только нам пришлось начать свой собственный политический путь из-за системного кризиса обнаруженного при желании помочь пусть и не единому правительству Ичкерии. И на эту необходимость нам давно указывали политики старой ичкерийской команды исходя из бесперспективности каких-либо совместных проектов с несговорчивыми правительствами. Правда мы не считаем, что наши практические усилия по достижению единства были напрасны. Как минимум этот труд воспитал саму нашу команду и разбудил осознание проблемы в тех, кто интересуется данным вопросом.

Опасения, что мы сами станем четвертой конкурирующей властью напрасны, потому что у нас, во-первых, нет такого намерения и, во-вторых, мы в отличие от наших оппонентов понимаем, что у нас нет и такого права. Мы прежде всего понимаем, что чеченская власть должна произрастать из народа и не можем сами нарушать основной закон страны – Конституцию ЧРИ, к соблюдению которой призываем три правительства и всех, кто стремится к власти. Наш первый и главный посыл, так сказать месседж ко всем политикам и политическим группировкам это то, что без опоры на Конституцию ЧРИ до очередного свободного всенародного волеизъявления, а значит без опоры на народ, право говорить от его имени не имеет никто. От имени общественных организаций, партий, лично от своего имени, пожалуйста, но не от имени народа. Исходя из этого собственного посыла Барт-Маршо не может сам себе противоречить и понимает, что не вправе создавать очередную конкурирующую власть. Барт-Маршо вообще предлагает полностью переформатировать существующий пагубный формат многовластия и внутренней политической конкурентности сторонников Ичкерии. На этом завершаю рассказ о истории возникновения и эволюции нашей организацией. В следующей части поговорим о реформах, предлагаемых Барт-Маршо.

РЕФОРМЫ ПРЕДЛАГАЕМЫЕ БАРТ-МАРШО

Суть предлагаемых Барт-Маршо реформ преодоление разногласий и объединение всех правительств созданием единого координирующего и контролирующего органа. Каждое из трех правительств не раз с сожалением упрекали Барт-Маршо что мы не оправдали их надежд. Что если бы мы поддержали их единственно легитимное правительство, то они дали бы нам реальный шанс для совместной деятельности на высшем уровне посредством соответствующих правовых акатов. Это и есть яркий пример отсутствия политической прозорливости у наших правительств и у их руководителей. Все три стороны рассуждают абсолютно в едином ключе что свидетельствует о наступлении полной стагнации в политическом мышлении правительств, претендующих на ичкерийское наследие. Тринадцать лет нет новых идей, живой процесс замер из-за проекции сознания в прошлое, а не будущее. И именно это то положение вещей, которое нам надо менять.

Мы отвечали им, что они не понимают сути проблемы. Что усиление одного из правительств не ведет к решению проблемы разобщенности в ичкерийском руководстве. Что как мы подкрепим вашу сторону, также кто-то может подкрепить другие правительства и это только усугубит конфликт. Что мы хотим быть полезными не какой-то одной из конкурирующих сторон, а единому ичкерийскому правительству чтобы никто впредь не упрекал нас именем руководства чеченского народа что мы пошли не тем путем лишь потому, что не с ними, а с их оппонентами. Почему бы не договориться о едином правительстве, о том, как бы этого достичь, как бы преодолеть разногласия, которые разочаровывают народ? И вот что мы предложили для решения этой задачи.

Прежде всего я вынужден открыто и прямо заявить, что исходя из основного закона нашей оккупированной страны Конституции ЧРИ все три правительства не легитимны. У меня нет намерения зачитывать сегодня результаты следствия, ведь 26 ноября 2017 года нам понадобилось для этого около 7-ми часов. Но и скрывать очевидное не вижу смысла, это не будет иметь никаких последствий хуже того состояния, в котором мы находимся.

Если бы мы преследовали не национальные, а партийные интересы и руководствовались бы своими политическими амбициями то те следственные материалы что у нас имеются достаточны для того, чтобы завалить наших политических оппонентов. Но результаты следствия уже 2 года будучи готовыми не публикуются нами. И за весь этот период несмотря на наличие своего видения политического пути Барт-Маршо не обозначил своей собственной политической позиции. Она видится нам самим как центристская, преследующая цель собрать все силы воедино. Хотя такое внешне бесхребетное поведение било по нашему политическому престижу в глазах чеченской общественности мы проявили такую выдержку в надежде на то, что эта добрая воля позволит противоборствующим правительствам понять и оценить по достоинству надпартийный национальный интерес нашей нейтральной стороны. В надежде что позволит понять им, что мы не очередная сторона конфликта, а лишь модераторы давно назревших реформ для разрешения затянувшегося на 2 десятилетия внутреннего конфликта. Увы, надежны наши не оправдались. И сегодня я намерен публично заявить о политическом видении Барт-Маршо и позиции относительно данного конфликта.

Были и до нас попытки отдельных личностей разрешить ичкерийский внутриполитический конфликт. Барт-Маршо как цельная организация предприняла куда более масштабную попытку разрешения конфликта с вовлечением многих общественных сил и влиятельных личностей, с попыткой практического разрешения ее причин, как многочисленные консультации и расследование легитимности сторон, попытки налаживания отношений с каждой из них по отдельности, моральная и реальная помощь в совместных мероприятиях. Но все оказалось тщетным. Теперь нам видится единственный выход в том, чтобы предоставить суть проблемы разобщенности ичкерийского руководства на суд чеченской общественности Европы, которая только и сохранила возможность свободного выражения мнений и волеизъявления. Ведь эта власть представляет их. Почему бы им не спросить за это представительство с них выйдя из психологического состояния ступора? Только народ и его осуждение может принудить все три противоборствующие правительства к единству, а при отрицательном исходе дела отринув их полностью начать что-то новое.

Итак, строго следуя букве закона, Кабинет Министров ЧРИ не легитимен, Парламент ЧРИ не легитимен, Президиум Правительства ЧРИ не легитимен. Мы просто обязаны это заявить в данной ситуации. Почему?

Более всех на легитимность мог рассчитывать Парламент ЧРИ. Но мы говорим членам бывшего Парламента ЧРИ что вы депутаты, народные избранники и ваши мандаты до возможности проведения очередных свободных выборов никто не в состоянии отозвать. Но принцип работы парламента – это законотворчество. Может ли парламент без кворума издавать законы? Нет! В связи с этим появляется постановление Председателя Парламента ЧРИ от 2002 года под подписью Д. Хиряева считать закон принятым простым большинством от присутствующего числа депутатов. Разумеется, Конституционный Суд ЧРИ не пропустил бы подобное антиконституционное постановление как противоречащее основному закону. Любой независимый эксперт сможет это подтвердить. Когда парламент действует против основного закона его деятельность приостанавливается до выяснения обстоятельств и после проведения расследования принуждается к приведению в соответствие с законом. Если же это не удается, то парламент распускается и преждевременно переизбирается. Всего этого не случилось после данного постановления лишь благодаря военным действиям. И когда нам в подтверждение своей легитимности так называемый Парламент ЧРИ предоставляет данное постановление мы им отвечаем, что вы сохранили лишь персональную депутатскую легитимность, в то время как не существуете в виде цельного и дееспособного государственного законодательного органа. Это раз.

Второе. Кабинет министров А. Закаева, который он называет Правительством ЧРИ в изгнании. Что такое правительство? Сейчас, разумеется, идет критика, которая обозначает те пункты, на основании которых будут наши предложения. Правительство, известно, должно править, опираясь на закон и государственный бюджет, решая задачи нации в своей стране. Министерства без бюджета превращаются в бутафорию, в абсолютный и бесполезный формализм. Это министерства, которые ничем не занимаются. А тем временем в Европе 300.000 свободных, не закабаленных оккупационным режимом чеченцев. Это в разы больше численности некоторых кавказских народов. Воевавших в Кавказскую войну 19 лет с Россией чеченцев было меньше. И так называемое Правительство ЧРИ в изгнании не имеет никакого влияния на этот народ.

Понимаете, в чем суть вопроса? Чем занимается Парламент ЧРИ, если не может выполнять свою непосредственную законодательную деятельность или издавать какие-то жизненно важные чеченскому народу постановления? В чем логика его существования? В поздравлениях чеченцев с месяцем Рамазан? Кем правит Правительство ЧРИ, которое не решает проблемы чеченцев Европы? Если вопросы деоккупации Чечни способны поднимать на уровне международных инстанций даже общественные организации зачем нам правительство, которое лишь вносит раскол по оспариванию политического лидерства среди сторонников независимости? А Президиум Правительства ЧРИ вообще не предусмотрен по Конституции ЧРИ. Идигов Ахьяд утверждает, что его президиум соответствует духу нашей конституции. Разве может себе позволить такое высказывание апологет законности и защитник конституции каким он себя позиционировал весь период противостояния Кабмину и Парламенту ЧРИ? Этим ведь открывается ящик пандоры. Да и для выполнения каких национальных задач нужен этот антиконституционный президиум?

Возникает следующий вопрос, который нам задают все три стороны. Как вести процесс деоккупации Чечни без политического руководства в виде правительства? Барт-Маршо есть что предложить и это не продукт нашей безудержной фантазии, но также не бессодержательное подражание кому-либо. Нам нет необходимости придумывать велосипед, есть опыт международной политической практики правовых государств. Но, прежде чем приступить к раскрытию этого предложения хотел бы отдельно сказать о моем отношения к институту правительства в изгнании что по ходу поможет лучше понять и суть нашего предложения.

В ситуации чеченского народа я считаю такой эпитет кощунством по отношению к памяти президентов Ичкерии все как один ставших шахидами. В истории европейских стран на чей опыт ссылаются и наши подражатели, правительства в изгнании создавались не представителями за рубежом, а самими правительствами указом или постановлением ее высшего руководства в связи с невозможностью продолжать политическую, а зачастую и вооруженную борьбу в оккупированной стране, после чего оно почти в полном составе перемещалось в другую страну, готовую его принять, как обычно в Великобританию. Такова история правительств в изгнании Польши и Норвегии.

Есть и другой опыт, французский, когда правительство Ф. Петена пошло на сговор с нацистами и полковнику Шарль де Голь пришлось спасать страну от позора. В отличие от кабмина А. Закаева имея реальную поддержку от британского правительства и признание со стороны премьер-министра У. Черчеля для выполнения поставленной задачи Шарль де Голь все же создал не правительство в изгнании, а организацию «Сражающаяся Франция». В отличие от наших подражателей европейцам, сами европейцы в силу своей политической культуры даже в условиях мировой войны следовали правовой основе своих государств.

Таким образом в европейской истории 20-го века, к которой обращаются наши так называемые правительства в изгнании в оправдание своей политической бутафории нет примера подобного нашей ситуации. Правительства в изгнании были реальной политической силой в условиях глобального противостояния Второй Мировой войны. В современных условиях мировой политики никто не станет с опорой на ичкерийское правительства в изгнании вторгаться в Чечню для освобождения ее от России, ставки не те.

Разумеется, любые действенные методы хороши и если бы дела обстояли так что без правительства в изгнании никак не решить проблему деоккупации Чечни, то не было бы с нашей стороны принципиального неприятия этого института. Но я лично придал бы какую угодно другую форму руководству нашей политической борьбы, позволяющую нам решить наши национальные задачи, нежели те, что порочат память наших президентов. Как можно создавать правительство в изгнании, когда наши президенты не предавали народ и не входили в сговор с Россией, не покинули объятую войной и оккупированную родину, а один за другим героически погибли коренными зубами ухватившись за родную землю? Истории Чеченской Республики Ичкерия с пятью погибшими президентами в борьбе за государственную независимость в течении неполных двух десяток лет позавидовала бы любая успешная и состоявшаяся нация мира.

Поэтому первое что хотелось бы отметить в связи с нынешней политической формой руководства Ичкерии это то, что формулировка правительство в изгнании, на мой взгляд, морально ущербна и унизительна для пройденного нашим народом высокого и достойного пути. Второй момент – это юридическое несоответствие действительности. У нас реально не было самого факта ухода нашего правительства в изгнание. Он не менее важен, как с моральной, так и с юридической точки зрения. Третий момент ущербности придания борьбе за деоккупацию ЧРИ формы правительства в изгнании – это неправомочность относительно основного закона всех трех правительств, за которую могут ухватиться наши враги. Спор за верховенство в условиях невыборности власти стал яблоком раздора и породил конкурентность среди сторонников независимости. Но даже в случае нашего единодушия с формулировкой правительство в изгнании ее спокойно смогут оспорить при желании, причем будучи правы, наши враги, что опять же поставит нашу политическую борьбу в ущербное положение.

Так нужны ли нам формальные органы власти не выполняющие свои непосредственные обязательства перед народом и морально роняющие его честь и память павших в борьбе президентов? Нужно ли нам правительство в изгнании, не выведенное законодательно за пределы республики как власть за рубежом президентами-шахидами А. Масхадовым и А.-Х. Сайдулаевым, статус которого мы не в состоянии будем юридически отстоять при переговорах, что будет равнозначно отсутствию нашей политической стороны? А самое главное, нужно ли нам правительство, вносящее раздор в ряды сторонников независимости и давящее в зародыше все хорошие новые начинания общественных сил, произрастающих из народа? Стоит ли такой платы эта бутафорная власть, имитирующая кабинет министров, парламент и какой-то не прописанный конституцией президиум правительства?

Хуже того Ичкерия рассматривается, в частности кабмином А. Закаева, как нечто собственное, приобретенное в борьбе и принадлежащее им личное. Особенно смехотворна ревность проявляемая ими к ичкерийской символике когда кто-либо использует ее на массовых мероприятиях, несмотря на то что это национальное достояние и каждый гражданин Ичкерии по конституции в праве и обязан ее любить и популяризировать. Его гражданский долг в силу личных умственных, физических и материальных возможностей защищать независимость и авторитет своей государственности.

У нас есть доводы и подкрепляющие их статьи Конституции ЧРИ по всем перечисленным нами выше пунктам. И мы приглашаем одинаково представителей правительства, парламента, президиума, если вы не согласны с нашими утверждениями придите и опровергните их. Я сегодня от имени нашей организации вынужден был подетально раскрыть эту тему для общественности, потому что за эти три года наши правительства так и не удосужились сесть с нами и поговорить о ней в нормальной рабочей обстановке обсуждения нашего видения этой проблемы. Они даже отказывались признавать, что проблема реально существует. Но мы знаем о чем говорим и на основе чего, а потому говорим уверенно, с готовностью обсудить это детально и на основе законности. Все это заставило нас искать другую приемлемую по нашей конституции форму руководства, не разделяющую сторонников независимости, а объединяющую.

Вот теперь я подвел платформу под раскрытие тех реформ что предлагает Барт-Маршо. Но не будем спешить. Чем же мотивируют свое существование три ичкерийских правительства, так сказать, чем обосновывают востребованность и необходимость в деле деоккупации Чечни?

У всех троих правительств, что у парламента, что у кабмина, что у президиума речь о своей необходимости начинается с момента икс, когда закончится эпоха Путина и в России будет развал, кадыровцы, как они верят, просто разбегутся и мы вернемся домой. Получается до этих пор в них практической необходимости и нет. Да и разбегутся ли кадыровцы? Весь их план действий начинается с того момента. А сколько нужно трудиться чтобы этот момент наступил, и чтобы мы пришли к нему едиными? На это счет у всех троих правительств плана нет, потому что, теперь уже это очевидно, они вовсе не собираются объединять усилия. Они не понимают, что наша неконсолидированность не приближает кризис в России и наш возврат на Родину, что даже случись он в таком состоянии то будет для нас пагубным. Обо всем этом даже и речи нет. Им невдомек что именно их деятельность, тормозящая новые начинания, не дает возникнуть предпосылкам ожидаемых изменений. Первый пункт их плана начинается с главы «когда мы вернемся».

Так вот, следуя этому плану, по мнению депутатов, парламент как единственная зацепка за законодательный основу Ичкерии в час икс должен вернутся в Чечню и назначив избирательную комиссию издать постановление об очередных всенародных выборах. Иначе, они считают чеченцы не смогут договориться чтобы избрать всенародную власть и разбившись на десятки группировок завязнут в междоусобице как в межвоенный период. В этом хаосе не будет другой силы, которую все единогласно признавали бы представляющим народ. Поэтому, по их глубокому убеждению, в то время когда все президенты погибли и нет других народных избранников кроме оставшихся 7 – 8-ми депутатов не предавших идею независимости всем следовало бы радоваться за них, ценить и беречь их, а не обвинять в недееспособности.

Я не думаю, что кто-то из сторонников независимости не ценит подвиг оставшихся верными своему народу депутатов, как и подвиг всех тех, кто не пошли на сговор с оккупантами. Это даже не обсуждается. Но мы говорим, что, сохраняя персональную легитимность народных избранников, депутаты все же не представляют из себя цельного государственного законодательного органа и их постановления в будущем не будут иметь юридической силы. Когда объясняешь это сталкиваешься с глухой стеной непонимания. И тут начинаешь понимать один прискорбно-ужасающий факт, на который мне приходится сегодня обратить внимание нашей общественности, потому как это очень важный момент в понимании истоков нынешнего политического кризиса. Оказывается, многие из доживших до наших дней представителей ичкерийской власти не особо понимали принципа действия и взаимодействия государственных органов власти, а также функциональной сути своих непосредственных должностных и депутатских обязанностей. Как не понимали во время их исполнения, так не понимают по сей день. Это отчетливо прослеживается в их сегодняшних делах и мышлении, в рассуждениях о прошлом и будущих перспективах.

К примеру, я спрашиваю представителей А. Закаева, почему он распустил премьерским указом Парламент ЧРИ? Они отвечают, ну ведь Джохар Дудаев тоже распустил парламент, когда он стал проявлять поползновения против его политики. Здесь наглядный пример того, как, не понимая самой сути взаимодействия государственных органов власти для оправдания своих ошибок отсылают к авторитету ставших легендами президентов Ичкерии сравнивая несравнимое. Джохар опирался на избравший его и свято веривший в него народ в своих экстренных действиях при чрезвычайной ситуации противодействия депутатской фракции нашего парламента попавшей под опосредованное влияние России. И то он признал поспешность и неправомочность своих действий и вернул парламент к работе. А у кабмина А. Закаева до того шаткая социально-политическая основа, не будучи избранной народом властью, не распространяющейся на страну и население чтобы делать такие легковесные заявления. Очевидно, что люди, не понимающие насколько вредят самим себе такими заявлениями, не имеют представления о сути государственной власти и конкретно оторваны от окружающей реальности.

Такая же ситуация и среди наших депутатов. Они также ориентируются на чисто внешний фактор политических процессов, не понимая их сути и отсылают нас к примеру предшественников, когда остатки Верховного Совета ЧИАССР, те его с десяток членов что поддержали идею независимости не имея кворума постановлением назначили выборную комиссию и таким образом были избраны президент, парламент, одним словом новая власть независимой Чеченской республики. Депутаты запомнили лишь сам внешний процессуальный акт того важного исторического события и считают, что если они не повторят его в новый виток истории, то чеченский народ не сможет провести вновь выборы в деоккупированной Чечне. Они живут в ожидании этого момента. Представляемый ими парламент, взявший на себя в 2009 году постановлением Ж. Сараляпова всю полноту власти как самый бездействующий из трех наших правительств просто ждет своего выхода на политическую сцену с парламентским постановлением о новых выборах.

Я вижу, что депутаты не вникают в суть того исторического события из-за отсутствия знаний о механизмах данного политического процесса. Не важно было что постановили остатки Верховного Совета ЧИАССР, это была не основополагающая, а всего лишь формальная процедура чтобы лишить противников независимости всех возможных юридических поводов ставить под сомнение законность волеизъявления чеченского народа. Основополагающим был съезд ОКЧН (Общенациональный Конгресс Чеченского Народа) как всенародный форум всех политических сил, который избрал курс на построение независимого государства и дал легитимную основу новой власти. Это высокое собрание было вправе претворяя в жизнь принятое от имени народа решение, проводить любые необходимые для этого изменения и, разумеется, назначать избирательную комиссию. По факту оно так и было сделано, а постановление остатков Верховное Совета было лишь формальностью под влиянием советского наследия и для успокоения бумажных червей.

Так вот, я спрашиваю наших не избавившихся от зашоренного совкового мышления депутатов, неужели вы такого плохого мнения о своем чеченском народе, что думаете он не сможет в будущем в период безвластия без вас собрать всенародный форум вроде съезда ОКЧН и его решением назначить выборную комиссию для избрания новой власти? К тому же неизвестно какую форму власти предпочтет народ. Не факт, что он захочет возвращения к ичкерийской парламентско-президентской форме правления. Может ситуация будет диктовать нам чисто президентскую или парламентскую, а может быть какую-либо другую форму правления и государственный строй. Все это в руках народа, будущего поколения. Все зависит от возобладавшего в умах людей на тот исторический момент мировоззрения, от обстоятельств времени и предпосылок. Чего вы хотите? Неужели вы думаете, что без подписи 7-8 депутатов ичкерийского парламента последнего созыва история остановится? Это же абсурд!

И опять, как и в случае с кабмином относительно парламента также приходится констатировать факт непонимания депутатами основ своей профессиональной деятельности, следование не сути процессов, а формальным процедурам, проецированным в прошлое, но не в будущее. Мне вовсе не нравиться критиковать представителей нашей пусть и формальной власти из-за уважения к этим личностям, и их прошлым заслугам перед отечеством, практически все они мои знакомые. Но не раскритиковав сложившийся пагубный формат ичкерийского руководства невозможно его переформатировать, что-либо изменить, провести реформы так необходимые для преодоления существующей политической стагнации. Как люди они все замечательные. И в особенности хорошими человеческими качествами на мой личный взгляд отличается председатель парламента Жалавди Сараляпов. Но это никак не отменяет их профессиональных недостатков. Если бы они хотя бы в достаточной мере понимали функциональные механизмы государственных структур при прерогативе приоритетных политических задач над формализмом власти. Если бы понимали, то у них не оставалось бы шансов не принять предлагаемые Барт-Маршо реформы. Это мое мнение.

Наиболее упорствует в непонимании приоритетных политических задач кабинет министров. А. Закаев заявил, что не уполномочен и потому не намерен даже обсуждать ошибки предшественников потому как это великая и неприкосновенная история. Мы участники Барт-Маршо сами не позволим кому-либо порочить эту великую историю и героев нашего народа.

Ведь павшие герои президенты достояние всей нации, а не исключительно А. Закаева или кого-либо другого. Но как достичь успеха без учета их ошибок? Мерилом же может служить только основной закон страны – Конституция ЧРИ, гарантом которой они являлись. Если какой-либо правовой акт вышедших из-под их руки не соответствовал конституции и имел политические последствия мы обязаны дать этому оценку, конечно с учетом обстоятельств, но не отходя от буквы закона. Если табуировать подобные вопросы и не обсуждать их, то как мы сможет выявить ошибки прошлого, исправить их и избежать в будущем? Такое состояние может продолжаться вечно, потому что Аллах (субханаху ва таала) не меняет положения людей, которые не меняются сами.

Итак, наши три правительства считают, что для сохранения преемственности, представительности перед миром и деоккупации Ичкерии они обязаны быть в статусе власти ЧРИ. А иначе, по их мнению, при проведении официальных переговоров с ними не будут иметь дело на уровне представителей государственных органов власти ни союзная, ни вражеская стороны. Но в предыдущей части доклада мы уже говорили об обрыве преемственности и неправомочности наших правительств, о их невостребованности и недееспособности в качестве власти. Никакая страна мира не признает для ведения официальных переговоров наши так называемые правительства властью ЧРИ сегодня, когда Чечня оккупирована, потому как не признавали даже реальную власть в то время, когда Чечня была де факто независимой. Европейские страны, помимо прочего, видят нашу неконсолидированность и не будут с нами иметь дело как с народом неспособным к самоорганизации. Легитимность – это доверие и поручительство народа.

В истории были такие кочевые государства, у которых не было стабильной, очерченной границами территории, а только ойкумена и народ, кочующий в ее пределах. То есть власть могла означать управление народом без определенной территории. В наше время в природе нет кочевых государств, а соответственно и власти над народом вне пределов территории своего государства. Весь мир сегодня поделен по политическим государствам с четко очерченными границами, в рамках которых действует та или иная власть. Другого типа государств сегодня не существует. О какой своей собственной власти без территории и государственного бюджета мы может говорить, когда вся жизнедеятельность наших правительств и 300 тысяч чеченцев Европы связана с экономикой стран проживания?

Самым убийственным и бесполезным подражанием примеру Прибалтийских стран, несопоставимому с нашим собственно чеченским политическим опытом я считаю козырной аргумент правительств в изгнании, что они призваны сохранить атрибуты ичкерийской власти и передать их будущему правительству деоккупированной Чечни. Будущее правительство само может взять при необходимости эти атрибуты. Нет недостатка в флагах, гербах и печатных изданиях Конституции ЧРИ, при необходимости можно и переиздать. Не факт, что новое правительство независимой Чечни вернется к ичкерийской конституции. Ради этого нет необходимости держать бутафорное правительство в изгнании. Ладно бы одно, три бескомпромиссной правительства вносящих уныние в сердца чеченцев жаждущих независимости.

    Не факт, что новое правительство независимой Чечни вернется к ичкерийской конституции. Ради этого нет необходимости держать бутафорное правительство в изгнании

И наконец, внимание! Что предлагает Барт-Маршо?

Поскольку неприкосновенная до нового свободного волеизъявления на всенародном референдуме Конституция ЧРИ не дает нам права считать все три существующие правительства в лице Кабинета Министров ЧРИ, Парламента ЧРИ и Президиума Правительства ЧРИ легитимными, получившими власть от народа или сохранившими преемственность от выборной власти. Поскольку мы не имеем возможности проведения новых выборов. И в конце концов, поскольку борьба за эту нелегитимную власть привносит раздор в ряды сторонников независимости Чечни. В связи со всем вышесказанным Барт-Маршо предлагает отказаться от института правительства в изгнании в форме властвующего государственного органа и создать временный межправительственный орган с представительскими от оккупированной ЧРИ правами и взаимоконтролирующими политику функциями.

Вот что последние два года после проведения расследования предлагал Барт-Маршо трем правительствам. Но когда они понимали, что разговор о изменении существующего порядка непосредственно касается их правительств, то не удосуживались даже спокойно до конца нас выслушать, хотя бы чтоб понять, о чем речь, всячески старались оборвать дискуссию иногда как последний аргумент доводя до словесной перебранки чтобы получить повод не выслушать нас до конца. И потому мы в конце концов вынуждены были с этим предложением обратиться напрямую к чеченской общественности. А теперь, когда наше предложения озвучено я приступлю к последней завершающей части своего доклада.

    Барт-Маршо предлагает отказаться от института правительства в изгнании в форме властвующего государственного органа и создать временный межправительственный орган с представительскими от оккупированной ЧРИ правами и взаимоконтролирующими политику функциями

СОЗДАНИЕ И ПЕРВЫЕ ШАГИ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО ОРГАНА

Героически погибли наши президенты и оборвалась цепочка преемственности власти. Но у нас сохранилась правовая основа государства – это юридическая база ЧРИ, ее мы призваны защищать и на нее же опираться на пути к деоккупации Чечни. И для этого вовсе не требуется обязательное наличие властных органов государства, для создания которых у нас не осталось легитимных рычагов. Достаточно представительских полномочий от оккупированной ЧРИ, которые может нести на себе до освобождения и восстановления страны с избранием новой власти временный межправительственный орган. Сила этого представительского органа будет в людях, которые его представляют. А это те же представители ичкерийской власти – депутаты, бывшие министры и главы администраций, но уже лишенные в таком формате возможности бороться за первенство. Плюс подкрепленные более молодым поколением, бойцами сопротивления и авторитетными лидерами которых немало в чеченском народе. Они необходимы чтобы оживить политический процесс.

Многое зависит от содержания, хотя и форма важна. Без нужного наполнения форма будет пуста. Нужны как старые политики, так и активные молодые люди. Помимо преодоления кризиса разобщенности это позволяет решить и проблему преемственности за счет подключения к политике нового поколения, так как отпадает необходимость поиска в Конституции ЧРИ несуществующих проволочек для создания непрописанных механизмов продления невыборной власти, поскольку создается неправительственный, но всеобщий согласительный орган. В нем могут создаваться необходимые разделы для выполнения насущных политических и социальных задач. И обязательно должен быть создан механизм выработки единой политики и взаимоконтроля разных разделов над ее соблюдением. Иначе не будет живого и дееспособного органа. А сегодня напрочь отсутствуют критика и контроль власти. В нынешней ситуации повинны не только лидеры и представители трех формальных правительств, но и отсутствие необходимого уровня гражданского сознания у чеченского общества.

К примеру, буквально перед конференцией 6 сентября 2017 года у меня состоялся телефонный с разговор с А. Закаевым. Тогда у нас отношения уже были напряженными и он сказал мне, что у него готов проект ГКД (госкомитет деоккупации) вместо бывшего ГКО (госкомитет обороны) который способен решить проблему преемственности власти не предусмотренную Конституцией при оккупации страны и принятие указа о его запуске будет зависеть от наших дальнейших шагов. Конечно же никакой указ о ГКД не может противоречить Конституции ЧРИ, но сейчас речь не об этом. Я ответил Ахмеду что он волен создать какие угодно новые органы, не оглядываясь на нас, но пускай они не будут подобным предыдущим мертворожденными проектам. А это зависит от содержания, от того какими людьми будет наполняться этот ГКД. Если ты включишь в его состав исключительно своих единомышленников, как это было до сих пор во всех твоих предыдущих проектах, то он не заработает и не сможет выполнять общенациональной задачи, которую предполагает само название ГКД. Проект был запущен после окончания конференции, вследствие которой Барт-Маршо было поручено расследование легитимности правительств. Но при этом мое замечание не было учтено и новый орган вновь пополнился единомышленниками и молодыми родственниками единомышленников А. Закаева. В него не вошли и не могли войти без переформатирования ичкерийского политического поля инакомыслящие здравые силы, которые могли реально оживить процесс деоккупации. Именно понимания необходимости кардинальных реформ не хватает нашим правительствам.

И другой пример, это инициированный нашей организацией Барт-Маршо союз общественных сил чеченских диаспор всех Европейских стран названный Ассамблеей Чеченцев Европы (АЧЕ) и вобравший в себя людей очень разных идейных воззрений с единственным условием быть сторонниками независимости. Мы год ездили по Европе оставив все наши дела и общались с чеченцами выслушивая всех, их противоречивые мнения и находя компромиссные решения для того чтобы созвать АЧЕ, а не просто договорились о сходке друзей-единомышленников с разных стран, чтобы создать что-то дочернее под себя. Для создания межправительственного органа нужно сделать тоже самое на политическом поле. И тогда АЧЕ станет для него готовой социальной базой. Только орган, вобравший все конкурентное разнообразие мнений всех слоев населения, будет иметь неутомимую жизненную силу, наличие которой архиважно в нашей ситуации. Но для этого и сам народ должен выйти из затянувшейся спячки и проявить гражданскую активность. Без подобного подхода наши так называемые правительства сползли до состояния закрытых политических сект, в которых партийные интересы превыше всего и даже разума.

Как создать межправительственный орган? Для этого нужно собрать всеобщий форум. Этому мешает несговорчивость трех правительств между собой и их общая дистанцированность от народа, гражданская пассивность чеченской общества, все еще, до конца, не отошедшего от травм минувших войн. Поэтому прежде всего нужно просто и тупо закрыв на все глаза сесть за стол переговоров чтобы обозначить наши проблемы, начать их обсуждение и поиск путей их решения. Всем нужно прекратить взаимные упреки и обвинения в предательстве, начать обсуждение с нуля, с равных позиций без предварительных условий. Всем нужно все что у них есть, все что осталось от административного, гражданского и военного наследия Ичкерии внести с собой лично в общий котел для создания межправительственного органа. После этого сообща обсудить какую схему и форму придать этому органу. И тогда видно будет что у нас осталось помимо самого главного – правовой основы ЧРИ как ордера на нашу государственную недвижимость, незаконно силой отторгнутую у чеченского народа.

Это даст нам возможность аккумуляции всего сохранившегося потенциала идейных сторонников независимости для ведения успешной политической борьбы за деоккупацию Чечни. Иначе все эти цепляние трех правительств за липовую легитимность и преемственность власти ЧРИ способны лишь окончательно загубить саму идею независимости потому что наши враги в лице России и пророссийского марионеточного правительства в Чечне без особых усилий на основе Конституции ЧРИ докажут что у нас нет ни законного кабинета министров ни законного парламента. Но никто не сможет отрицать что депутаты, министры, главы администраций, генералы и просто командиры военных подразделений, руководители гражданских учреждений и организаций являются наследниками ичкерийской власти. А созданный ими вместе из авторитетных и деятельных людей всеобщий согласительный представительский орган ЧРИ не будет иметь юридических зацепок к законности. Но при этом будет иметь колоссальную практическую силу для достижения нашей главной политической задачи.

Вот суть предложенных Барт-Маршо реформ. Мы все еще предлагаем их начать нашим правительствам. Если они продолжат упорствовать, то народ должен их принудить к реформам. В случае если народу не до реформ по реорганизации ичкерийского руководства в целях ведения успешной политической борьбы за деоккупацию Чечни, то все расходимся по своим делам. Если и после этого доклада не будет продвижения в вопросе примирения трех правительств, осознанием ли самими правительствами этой необходимости, пробуждением ли общественности, тогда Барт-Маршо намерен снять с себя обязательство перед чеченской европейской общественностью, порученное в мечети Страсбурга 23 февраля 2017 года, потому что это будет означать что задача в существующих реалиях невыполнима. Проблема будет оставаться непреодолимой несмотря на чьи-либо усилия до тех пор, пока с правительств по праву не спросит народ призванный это делать. Барт-Маршо в этом случае остается элементарно вести просветительскую работу на повышение гражданского самосознания чеченской диаспоры, а также направить усилия на стратегическое планирование при укреплении и расширении самой организации.

Если нам не удастся договориться и мы, дожив до часа X о котором говорят все три правительства все же вернемся в Чечню в нынешнем разрозненном состоянии, то привнесем только разлад в дела чеченского народа. Тогда для него, наверное, лучшим исходом будет если мы здесь умрем от старости и вырастит новое поколение способное породит новые жизнеспособные идеи с лидерами исполненных качеств политика о которых мы говорили в этом докладе. Как уже было сказано Аллах (субханаху ва таала) не меняет положения людей не способных меняться сами. Мы должны меняться сегодня и здесь. Мы должны обсуждать наши ошибки и менять свои подходы. Все были недовольны критикой Барт-Маршо правительств, как будто она возникла беспричинно от праздного интереса и требовали конкретных предложений изложить которые в нормальной рабочей атмосфере здоровой дискуссии нам не давали шанса сами правительства.

Что предстоит сделать прежде всего межправительственному органу если нам, я надеюсь, удастся его создать? Он может называться и по-другому, важно не название, а важна суть нашего предложения, объединение всех в единый кулак. Важно также не изобретать велосипед, а значит, чтобы наши действия без тупого подражания соответствовали какой-то уже опробованной и действенной международной практике, которая не будет противоречить нашему основному закону. Мы открыты для предложений от наших юристов-международников.

Итак! Если предложенные реформы будут проведены и единый межправительственный орган будет создан задач перед ним будет стоять огромное множество. Но среди них есть важные задачи, а среди важных первая – это восстановление имиджа чеченского народа. Во Вторую войну политического проигрыша не последовало несмотря на все усилия России, наши лидеры ушли не сломленными и не свернувшими с идеи независимости. Военный проигрыш из-за истощения моральных и физических сил во Второй войне связан с утратой высокого имиджа чеченского народа, который был ему присущ в Первую войну. России в ходе целенаправленной и кропотливой работы спецслужб удалось сломать имидж чеченцев как самоотверженных борцов за свободу и независимость национального государства и выставить перед мировым сообществом фанатичными террористами неспособными к построению правового государства.

Восстановление имиджа чеченского народа задача неподъемная ни для одного из наших правительств если не объединить все наши усилия в один межправительственный орган. Это огромная и тяжелейшая задача, которая включает в себя обширный спектр вопросов и качественного их информационного обеспечения. Для удачного решения этой задачи у нас все должно работать в унисон и политические группы и информационные ресурсы вплоть до работников блогосферы. Только согласованная работа, только сконцентрированный мощный информационный удар по тем, кто навешивает на нас ярлыки может дать успех. А не решая эту архиважную задачу невозможно удачно вести политику по деоккупации Чечни.

Вторая очень важная концептуальная задача, способная весь спектр разнохарактерных усилий на пути построения государства и нации направить в одно русло и выстроить в единый механизм – это необходимость четко сформулировать национальную идею и определить идеологию, на которой она зиждется. Это также архисложная задача, требующая объединения философских умов в единую школу и концентрации всего интеллектуального потенциала сторонников независимости. Иначе мало говорить мы хотим восстановить Ичкерию, идея независимости от этого не оживет в сердцах людей. Даже без учета мощной пропаганды нынешнего марионеточного режима, выставляющей исключительно в негативном свете все связанное с периодом независимости, у простого обывателя и так осталось немало негативных воспоминаний о военной разрухе и исходящего из нее правового и экономического хаоса который не успело преодолеть ичкерийское правительство за три коротких межвоенных года.

Мы не раз говорили А. Закаеву, А. Идигову и Ж. Сараляпову что люди не захотят присоединиться и идти за вами только из-за того, что вы с группами своих сторонников позиционируете себя правительствами ЧРИ. Людям нужна простая изложенная в понятной даже необразованному человеку форме идея с ясными ориентирами и реалистичными целями. В плане материальных выгод вряд ли мы сможем сегодня убедить народ что независимость сулит ему куда больше благополучия и экономической независимости личности нежели бюджетная зависимость от подачек России, разворовываемых марионеточным режимом. При всех моральных минусах они дали людям прийти в себя после войн, полученных из-за стремления к независимости. Но при этом народ подавлен и унижен. Поэтому на мой взгляд приоритетная задача наших идеологов дать надежду чеченскому народу на возврат национального и личностного достоинства. А для этого в независимой Чечне должна быть установлена диктатура закона против существующей сегодня в марионеточной Чечне диктатуры личности, когда перед законом бессильны и высшее руководство и силовики, а не только простые граждане. На пустые лозунги и обещания народ, прошедший войну не купится, должны быть предоставлены реалистичные механизмы достижения справедливого порядка и пути их реализации. И в конце концов народ должен быть уверен, что все это стоит его усилий и лучше того, что имеет, худого, но все же мира.

Третья важная задача – это решение проблем чеченцев Европы. Если наши политическая деятельность не будут иметь целью благополучие народа, мы не продвинемся и в достижении наших внешнеполитических задач, все наши старания будут тщетны так эти два вопроса тесно взаимосвязаны. Нельзя вести внешнюю политику без прочной опоры на собственный народ. Для этого межправительственный орган должен плотно взаимодействовать с общественными, гуманитарными и юридическими организациями направляя и систематизируя их работу с чеченской общественностью Европы. Все три наших правительства сознательно отстранились от этой работы, что по сей день сильно бьет по самой идее независимости. Отстранились потому, что в конкурентной борьбе растеряли доверие народа. А без поддержки общественных сил и организаций при отсутствии бюджета это работа непосильна формальным правительствам.

Как видим, от единства в наших рядах, аккумуляции всего сохранившегося потенциала сторонников независимости и скоординированности усилий зависит очень многое. Практически все. Это вовсе не праздный вопрос. Хотелось, чтобы все же пришло осознание этого ко всем ответственным лицам и рядовым сторонникам Ичкерии.

В завершении доклада хотелось бы призвать всех единомышленников помочь Барт-Маршо, которая практически на одном энтузиазме за личные средства проделала огромную работу и намерена продолжать ее вплоть до достижения независимости Чечни. От вас не требуется такого же энтузиазма. Просто укрепите нашу организацию морально вашим членством и финансово незначительными членскими взносами. Это будет ваш вклад в наше общее дело.

Благодарю за внимание.

www.Nohchicho.com I www.Chechenews.com

Ред ИЧ. — В материале были допушены повторения, текст купирован.

www.InfoChechen.com - Facts News Analysis

 

.........................................