chechen

30361596

С назначением врио главы Дагестана своего человека Владимир Путин перевел все руководство Дагестана в режим ожидания и повышенной нервозности. После задержания Саида Амирова это уже второй шаг со стороны Кремля по полному обнулению позиций дагестанских кланов и политических тяжеловесов, которые считали себя всесильными в границах Дагестана.

С какой целью Москва создает искусственную нервозность вокруг политической ситуации в Дагестане? Насколько эффективна политика Владимира Путина в отношении регионов – сделать их полностью зависимыми от федеральной власти? Чего Москва добивается таким образом?

Какой метод для ограничения еще сохраняющихся элементов автономности национальных республик от Федерального центра изберет Кремль? И что за этим последует?  На вопросы On Kavkaz отвечают Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» и Руслан Айсин, главный редактор портала «Поистине»

Сегодня все представители дагестанской политической готовы активно снабжать интересной информацией и даже компроматом друг на друга не только Владимира Васильева, но и компетентные органы.

Нервозность и неуверенность дагестанского истеблишмента нужна Москве только для того, чтобы сделать ее более управляемой? Или для того, чтобы начать по ней уголовные преследования?

Эдуард Уразаев

Я с интересом наблюдаю за поведением дагестанской элиты в условиях освобождения их от постоянного давления со стороны Рамазана Абдулатипова. В государственных СМИ исчезли постоянные упоминания о том, что всё полезное в республике делается по инициативе или по поручению экс-главы Дагестана.

Оказывается, всё происходит в соответствии с республиканскими и федеральными государственными программами и благодаря трудовым коллективам предприятий-подрядчиков госзаказов. И всё это делается во благо дагестанцев всей властью, а не только благодаря Абдулатипову.

Режим повышенной нервозности руководства Дагестана длился лишь в период между заявлением об отставке Абдулатипова и самой отставкой. Потом ещё неделю после непонятного указа врио главы Дагестана, где говорится, что надо "считать лиц, замещающих государственные должности" врио. А также его заявления о том, что он при решении вопроса о назначениях будет исходить из результатов работы каждого из руководителей.

Услышав это, несколько членов правительства Дагестана из числа близких к Абдулатипову, по нарастающей, стали проводить разного рода мероприятия, которые старались осветить в СМИ. Это, в первую очередь, председатель Народного собрания РД Хизри Шихсаидов, врио премьер-министра Абдусамад Гамидов и врио его первого заместителя Рамазан Алиев.

Двух последних, как заявил на церемонии представления Владимира Васильева республиканскому активу Рамазан Абдулатипов, он рекомендовал оставить или назначить председателем правительства. При этом они ни разу не вспомнили о Рамазане Абдулатипове, но старались сослаться на немногочисленные цитаты Владимира Васильева.

Затем начался слив в Интернет компрометирующих материалов на Абдусамада Гамидова, врио руководителя Администрации главы и правительства РД Исмаила Эфендиева, врио вице-премьера правительства Шамиля Исаева и некоторых других претендентов на высокие должности.

Потом начались опросы читателей на сайтах республиканских СМИ с просьбой оценить работу членов дагестанского правительства, во время которых обнаружились легко угадываемые перепады  интенсивности и направленности голосования.

Параллельно в СМИ появились публикации о скандальных претензиях и возмущениях между Рамазаном Алиевым и врио министра имущественных и земельных отношений Русланом Магомедовым, между руководством Счётной палаты РД и МФЦ, о неожиданно скоростной передаче материалов проверки министерства труда и социального развития РД Счётной палатой РД в правоохранительные органы и вопросах Хизри Шихсаидова к руководителю Счётной палаты РД Билалу Джахбарову и мэру г. Махачкала Мусе Мусаеву.

Ну а апогеем на данный момент можно считать сессию Народного собрания РД, которая состоялась 26 октября. Многие депутаты вдруг прозрели и начали критиковать правительство и Счётную палату РД, поднимать ранее запретные темы. На них тут же посыпались ответы в стиле "а вы на себя посмотрите".

Поэтому я бы не сказал, что кланы и политические тяжеловесы "обнулились". Наоборот, поняв, что теперь можно не бояться преследования со стороны клана Абдулатипова, они пытаются использовать все, в том числе публичные возможности, для сохранения или улучшения своих позиций. Воспринимается всё это как трагикомедия.

Что касается предположений о преднамеренной игре на нервах дагестанской элиты со стороны Москвы, то мне представляется, что её нет. Нервозность среди представителей дагестанского руководства возросла из-за того, что назначение Владимира Васильева было неподготовленным, а в последнюю неделю он ещё и болел.

В вопросе об управляемости надо учитывать, что все представители дагестанской элиты предпочитают просто встроиться в вертикаль власти на выгодной для себя основе и бороться не с ней, а со своими конкурентами с помощью компромата и взяток федеральным чиновникам. Пойти на сопротивление федеральной власти открыто вряд ли кто решится, но некоторые из них косвенно могут создавать ей проблемы.

А по поводу уголовных дел, то правоохранительные органы работают поштучно и по мере накопления доказательной базы. Если конечно не поступает поручения срочно разобраться. Возможно, что команда не торопиться с уголовным преследованием представителей команды Абдулатипова корреспондирует с назначением Рамазана Абдулатипова спецпредставителем президента России по вопросам сотрудничества с прикаспийскими государствами.

Так, история с протестом прокуратуры Дагестана по поводу указа экс-главы республики от 2 октября о передаче в долгосрочную аренду более 420 га земель Кумторкалинского района по логике должна закончиться не просто отменой указа, а расследованием того, почему он был издан.

Руслан Айсин

Какой бы человек не был назначен из Москвы, он начинает воспроизводить ту же самую модель, которая была при его предшественнике. Поскольку Москва не готова на кардинальную смену политических парадигм, не хочет зачищать старые коррумпированные элиты и дать возможность народам Дагестана выбирать руководителя, то эта модель так и будет воспроизводиться.

Москва не заинтересована в зачистке проабдулатиповской элиты, так как это аппарат, на который она опирается. Центр боится разговаривать с обществом, лидерами общественного мнения, потому что они будут ставить неудобные вопросы. А Москва не готова к такой смене ориентаций.

В период правления Ельцина Москва очень сильно зависела от лояльности и поддержки со стороны сильных губернаторов, таких как Юрий Лужков, Эдуард Россель, Минтимер Шаймиев и так далее.

Однако Владимир Путин шаг за шагом начал ломать губернаторскую вольницу, задвинул или отправил на пенсию слишком самостоятельных губернаторов и полностью сделал весь губернаторский корпус России зависимым от себя.

Идет ли такая зависимость всех регионов России от воли Кремля на пользу самим регионам? Не происходит ли в этих условиях уничтожение политической конкуренции и рождение новых сильных лидеров? Или же, наоборот, Москва таким образом уничтожает клановость и коррупцию в регионах?

Эдуард Уразаев

Практика полуназначения-полувыборов глав регионов имела как положительные, так и отрицательные последствия для их жителей. К плюсам можно отнести упорядочение законодательства, укрепление вертикали власти и улучшение чиновной дисциплины, относительно успешную реализацию ряда федеральных проектов и программ.

К минусам – снижение роли публичной политики и возрастание роли интриг, аппаратной борьбы, компромата и коррупции, что показали аресты и уголовные дела против нескольких губернаторов и множества их заместителей. В подобных условиях трудно ожидать формирования новых лидеров. А те, что есть, вынуждены приспосабливаться и обретают сомнительную репутацию.

На мой взгляд, модель централизованного управления, в том числе кадровой политикой, была недоработана и поэтому давала сбой, что хорошо теперь видно на примере Дагестана и некоторых других регионов. Только недавно по инициативе первого заместителя руководителя Администрации президента России Сергея Кириенко занялись подготовкой резерва кадров на руководящие должности в регионах.

Но в принципе надо возвращаться и к настоящим выборам глав регионов. Поскольку чрезмерно централизованное управление несёт больше минусов, чем плюсов. Что касается клановости, то её негативные проявления прямо пропорциональны коррупции в правоохранительных органах, которые, напомню, находятся в системе федеральных органов власти... 

Руслан Айсин

Напомню, что Владимир Путин пришел с программой построения вертикали власти, обуздания так называемых региональных баронов, лишения их сильного ресурса политической манипуляции на федеральном уровне. Общество поначалу восприняло это с определенной долей поддержки, потому что федеральная власть сориентировала общество, что региональные элиты виноваты в бедах страны.

Впоследствии действительность показала, что эта модель власти порочна – нет ротации элит, обновления, конкуренции. Отсутствие конкуренции порождает застой и кризис. Потому что власть заинтересована не в развитии и реформах, а в том, чтобы сохранить доверие первого человека или, как говорят в народе, – понравиться одному единственному избирателю. В этих условиях о развитии не может быть и речи.

Долгое время в России оставались только два региона, которые позволяли себе шантажировать Москву или выставлять ей условия торга – это Дагестан и Татарстан. Попытки шантажа со стороны дагестанской элиты Москва сломала предельно жестко – отправив за решетку Саида Амирова и назначив руководителем республики варяга из Москвы.

Однако в Татарстане такой сценарий не пройдет. Как Вы думаете, какой сценарий по ограничению остатков татарстанского суверенитета и автономности от Москвы выберет Кремль? И не придут ли вслед за ограничением автономности Дагестана и Татарстана крупные хищники из Москвы для раздела лакомых экономических активов этих республик?

Эдуард Уразаев

Насчёт лакомых кусков в Дагестане, на которые метят хищники с федерального уровня, как-то сомневаюсь. Разве что любители распилить бюджетные деньги позарятся. Да и то вряд ли. А в Татарстане более высокие потенциалы для получения прибыли и дивидендов, но и там можно нарваться на серьёзное сопротивление.

Я вижу этот процесс как постепенное понижение статуса и возможностей региональных элит вроде с благими намерениями. Но это возможно только до определённого предела. Если "перегнуть палку", то можно получить протест против федеральной власти, которая тем самым взяла на себя ответственность за ситуацию в регионах.

То есть на плохих бояр уже негатив не спишешь. Понимают ли это проводники такой политики, я не знаю. Но есть подозрения, что это будет продолжаться до массовых протестов, то есть до достижения уровня "сопротивления материала". Поскольку Москва аккумулирует в себе наиболее активных талантливых.

В том числе, и криминальных деятелей. А темы борьбы с коррупцией и кланами в регионах с одной стороны, и суверенитета и федерализма – с другой, будут для них тоже прикрытием решения вопросов о контроле за собственностью и финансовыми потоками.

Руслан Айсин

Политическое противостояние Москве было возможно только потому, что существовали политические проекты – Республика Татарстан, Республика Башкортостан, Республика Дагестан. Это наиболее пассионарные регионы, в которых сохранялась сильная идеологическая составляющая, сильные региональные элиты. Москва долгое время не решалась напрямую бить их по шапке.

Постепенно Москва разбиралась с региональными тяжеловесами. Как бы ни старалась Москва ставить своих людей, ей до конца не удалось сломать дагестанскую конструкцию, при которой Дагестан является зоной политической свободы и интеллектуального свободомыслия.

С Татарстаном та же самая ситуация, но он еще привлекателен для московских игроков тем, что это лакомый экономический пирог, который еще не разделен между промышленно-олигархическими группами. В первую очередь имею в виду нефтяную компанию Татнефть, которая не принадлежит ни одному крупному федеральному нефтяному игроку.

Последние действия вокруг ограничения на преподавание родных языков, ограничения на ношение хиджабов в школах, претензии по части сепаратизма стоит рассматривать с точки зрения лишения Татарстана остатков политической субъектности.

И после того как она будет ликвидирована, Татарстан останется практически ни с чем. И можно будет забирать все его авуары и расчленить республику между крупными капиталистическими хищниками.

Источник: OnKavkaz.com

 

Добавить комментарий

Пресса

4668e530
03-11-2017

Из Турции предстоит массовый отток кавказских салафитов

Несколько дней назад кавказские СМИ сообщили, что в Турции…
30361596
27-10-2017

Партократы топят друг друга

С назначением врио главы Дагестана своего человека Владимир Путин…

Россия

sotnya
11-12-2017

Зачем Суворов пошел в Альпы

В 1799 году Суворов перешел через Альпы. Переход этот, описанный в…
D1
04-12-2017

БАМовцам после пожара выделили кровать

Такое маневренное жилье предложило погорельцам правительство Прошлогодние…

Важное

5A2E6E
11-12-2017

Заблуждения радостны, истина страшна

Абрахам Майвин: Пропаганда, безотносительно к своему…
trezvosti 2
18-11-2017

Больше всего опьяняют деньги, затем слава, затем алкоголь

Александр Геннадьевич Хакимов Духовное имя - Чайтанья Чандра…

Twitter

Трибуна

Я бы им посоветовал игнорировать алчущих легитимности Сараляпова, Идигова, Залпату, Закаева. Если на них, вдруг,...
Чеченский правозащитник Саид-Эмин Ибрагимов добивается Гаагского суда для России за преступления против чеченцев. Как убежден...
История головокружительного роста чеченского генерала из окружения главы республики.. Руслан Алханов родился в 1962 году...
Ширятся и множатся ряды чеченско-ичкерийского «сопротивления» в отрядах крутого чеченского беженца Ахмеда Закаева, в ряды...

Актуально

В шведском Мальме антропологи и историки обсудили "черкесский вопрос". Участники конференции "Черкесы в 21-м веке: идентичность и выживание на родине...
У населения готовность такая есть, та самая готовность терпеть и выкручиваться, «мы ездим там, где волки срать боятся», а еще...
Мастер по хиджаме рассказал об избиениях в РОВД, побеге от силовиков и о том, почему выбрал Украину Бывший сотрудник МВД России...
Вторая часть интервью с чемпионом мира по шахматам, политическим и общественным деятелем Гарри Каспаровым. В этой части российский оппозиционер рассказал...